Дело Сечина-Улюкаева: сидит не тот?

Обвинение построили на намеках, метафорах и спецрастворе. В распоряжении Русской службы Би-би-си оказались копии протоколов допроса Игоря Сечина, который провели сотрудники Следственного комитета России по делу Алексея Улюкаева. Глава «Роснефти» рассказал, что кроме него никто не слышал, как экс-министр экономики вымогал $2 млн.

Суд над бывшим министром экономического развития Алексеем Улюкаевым, обвиняемым в получении взятки в особо крупном размере, продолжается уже больше трех месяцев. Улюкаева задержали 14 ноября 2016 года после того, как он получил сумку с деньгами от главы «Роснефти» Игоря Сечина.

Сечин — главный свидетель и инициатор уголовного дела против Улюкаева. Именно он в 2016 году пожаловался на министра в ФСБ и он же был участником оперативного эксперимента, после которого министра взяли с поличным.

До сих пор Сечин ни разу публично не рассказывал свою версию событий. Он трижды не пришел в суд, когда его вызывали выступить свидетелем. На этой неделе, 22 ноября, судья отправила Сечину четвертую повестку.

Три допроса

Сам главный исполнительный директор «Роснефти», отвечая на вопрос журналистов, придет ли он в суд, говорил, что отразил свою позицию «в письменных показаниях и в публичных выступлениях».

Русской службе Би-би-си удалось ознакомиться с тем, что Сечин рассказывал следователям на допросах. Подлинность копий протоколов допросов подтвердил знакомый с материалами дела собеседник Би-би-си, не уполномоченный разглашать детали расследования.

Всего главу «Роснефти» допрашивали три раза: утром 15 ноября, в служебном автомобиле, на утро после задержания Улюкаева. Второй раз он два часа беседовал с полковником Следственного комитета России в одном из кабинетов «Роснефти» на Софийской набережной 17 января. Третий допрос состоялся 31 мая.

Адвокат Улюкаева Дареджан Квеидзе подтвердила, что следователи трижды допрашивали Сечина.

Пресс-секретарь Сечина Михаил Леонтьев сказал, что в материалах дела есть четыре протокола, относящиеся к Сечину, один из которых — заявление в ФСБ.

О содержании допросов Леонтьев рассказывать отказался. Уже после публикации статьи он в разговоре с изданием РБК назвал ее «вбросом или фабрикацией».

Никто не слышал, как Улюкаев просил взятку

На первом допросе в машине Сечин не рассказал, когда и где именно Улюкаев, по его мнению, потребовал взятку: он сообщил лишь, что это было примерно «в октябре-ноябре 2016 года».

Спустя два месяца глава «Роснефти» вспомнил детали событий. По его словам, 15 октября на саммите в Гоа министр «в дневное время в здании отеля в ходе беседы» начал обсуждать приватизацию нефтяной компании «Башнефть».

Сечин в своих показаниях отметил, что к тому моменту «Роснефть» уже приобрела госпакет «Башнефти» и сделка была одобрена правительством. Министр «попросил каким-либо образом отблагодарить его за положительное решение путем выплаты так называемой премии», пересказал следователям свою версию разговора глава компании.

После чего, утверждает Сечин, он переспросил Улюкаева, каким образом понимать его просьбу о «благодарности».

«Улюкаев А.В. жестом в виде двух пальцев показал размер требуемого им вознаграждения, уточнив устно, что данный жест соответствует $2 млн, — рассказал Сечин на допросе. — Об указанном предложении Улюкаева А.В. я пообещал подумать».

Читайте:  Хорошавин без «Лексуса»

Этого разговора, следует из показаний Сечина, больше никто не слышал. «Факт данной встречи с Улюкаевым А.В., но не содержание состоявшегося разговора» могут подтвердить сотрудники службы безопасности ПАО «НК «Роснефть», заявил он в ходе допроса.

Свидетели обвинения, допрошенные в суде, также говорили, что не слышали такой беседы. Корреспондент издания «Лайф» Александр Юнашев и менеджер службы безопасности «Роснефти» Вадим Деревягин говорили, что видели Сечина и Улюкаева за игрой в бильярд в перерыве между мероприятиями саммита, но не расслышали разговора. Каких-либо особых жестов они также не заметили.

Сам бывший министр утверждал, что денег он не просил, а ФСБ организовала против него провокацию после заведомо ложного доноса Сечина. Еще на первом заседании суда в августе он назвал обвинения в вымогательстве ложными и абсурдными, «особенно, если иметь в виду политический вес господина Сечина в российском политическом истеблишменте». Он пояснял, что его «вес» не эквивалентен «весу» главы «Роснефти».

Кто кому звонил накануне передачи денег

Вернувшись из командировки, Сечин рассказал о случившемся в Гоа руководителю службы безопасности «Роснефти» Олегу Феоктистову, и они вместе обратились в ФСБ. Топ-менеджер и его подчиненный согласились участвовать в оперативном эксперименте, в ходе которого предполагалось взять Улюкаева с поличным.

На втором допросе Сечин описал утро оперативного эксперимента так: 14 ноября около полудня Улюкаев сам позвонил ему и попросил о встрече. Этот звонок глава госкомпании воспринял как «повторное требование взятки», следует из материалов допроса, свидетелем этого звонка был Феоктистов, который сидел в кабинете.

Сечин также сообщил следователю, что министр, узнав о его отъезде 15 ноября в командировку, не захотел переносить встречу и предложил встретиться в офисе «Роснефти» в тот же день.

Телефонные переговоры главы «Роснефти» и чиновника прослушивала и записывала ФСБ — расшифровка беседы Сечина и Улюкаева перед встречей 14 ноября опровергает показания топ-менеджера. Из нее следует, что это он позвонил Улюкаеву, сам попросил о встрече и долго уговаривал приехать в офис компании именно к 17 часам.

«Сечин сам позвонил мне под предлогом обсуждения дел корпорации и уговорил приехать в «Роснефть», где передал мне деньги», — говорил ранее в суде и сам экс-министр.

Ирина Дютина, которая работала помощницей Улюкаева в ноябре прошлого года, также говорила в суде, что министру звонила секретарь «Роснефти», а не наоборот. […]

Пакет в сумке или сумка в пакете

В тот же день оперуполномоченный ФСБ передал Сечину $2 млн наличными в офисе «Роснефти». Глава компании в своих показаниях не уточнил, было это сделано до звонка Улюкаеву или после. Но в допросе он сначала упоминает деньги, а потом звонок.

Кто предоставил для эксперимента $2 млн, Сечин не уточнил. Он рассказал лишь, что «вопросом подыскания» денег вместе с ФСБ занимался Феоктистов.

$2 млн в купюрах по 100, обработанные спецраствором, положили в сумку, а сумку поместили «в тканевый пакет красного цвета», утверждал Сечин на допросе.

Ключ от сумки положили в конверт. «Как мне объяснили сотрудники ФСБ, подобный способ упаковки сумки с деньгами и ключа применялся с целью исключения преждевременного контакта каких-либо лиц за исключением взяткополучателя с сумкой, — рассказал Сечин на допросе. — Феоктистов О.В. вложил мне в карман одежды ключ от замка, которым была заперта указанная сумка».

Читайте:  Московский Кредитный Банк Романа Авдеева: сдувается, надувается или пухнет?

Адвокат Улюкаева Дареджан Квеидзе ранее отмечала, что деньги находились в сумке «в закамуфлированном виде»: сначала купюры завернули в тканевый пакет, а затем пакет положили в сумку. Таким образом, подчеркивала защита министра, даже открыв сумку, Улюкаев не смог бы понять, что именно там внутри.
Впрочем, сумку министр так и не открыл.

Сечин и Улюкаев плохо поняли друг друга

Сечин и Улюкаев встречались у «персонального гаражного подъезда» главы «Роснефти», рассказывал руководитель компании.

«Он был одет в темный костюм, верхняя теплая одежда на нем отсутствовала, в связи с чем я предложил ему куртку, — рассказал на втором допросе Сечин. — Тот отказался, сославшись на привычку перемещаться на короткие расстояния без куртки».

Дальше, по словам главы «Роснефти», министр подошел к нему и к месту, где стояла сумка с деньгами. «Между нами состоялся короткий разговор, в котором я сообщил Улюкаеву А. В., что «объем собрали», таким образом обозначая взятку», — заявил следователю Сечин.

Улюкаев «никаких вопросов» ему не задавал, и «удивления относительно получения от меня тяжелой сумки с деньгами не высказывал». «О содержимом сумки и необходимости ключа к ней не интересовался, что однозначно указывало на его полную осведомленность о цели визита в «Роснефть» и содержимом сумки», — сказал Сечин.

Диалог, который состоялся на парковке между Сечиным и Улюкаевым, был дословно зачитан в суде: Сечин все время эксперимента носил на себе прослушивающую аппаратуру.

Защита Улюкаева заказала психолого-лингвистическую экспертизу этой беседы. Эксперт-лингвист, профессор кафедры судебных экспертиз Московской государственной юридической академии Елена Галяшина пришла к выводу, что министр мог не знать о содержимом сумки.

«У Улюкаева реакция — «Да?» — удивленная, он не совсем понимает, что происходит», — отметила она, выступая на заседании суда на этой неделе, 21 ноября.

Сечин сказал следователю, что его фразой «считай задание выполнено» он сообщил Улюкаеву, что деньги передаются и собирались в «Роснефти» «исключительно по просьбе и в интересах» министра. По мнению Галяшиной, эта фраза напротив означает, что есть еще некое незаконченное задание.

Судя по записям разговора у «Роснефти», ничего о взятке, деньгах, «Башнефти» или о сумке министр и глава компании не говорили. Сечин вручил ключ от сумки Улюкаеву со словами «так, вот ключ на всякий пожарный». Галяшина же утверждает, что сказанная Сечиным фраза «забирай, клади» (вероятно, речь идет о сумке) побудила министра взять саквояж и «пойти чайку попить», как предлагал глава компании.

Леонтьев на вопросы о содержании допросов Сечина ничего не ответил. Он лишь заявил, что Улюкаев «был пойман с поличным и полностью изобличен».

«Можно было бы с большим вниманием отнестись к деталям происшествия, если бы люди интересовались содержанием процесса, а не идиотской охотой на Сечина с помощью бессмысленных повесток, а также корзинками с колбасой и прочим», — добавил Леонтьев.

Читайте:  Борис Зубицкий тихонько разделил «Кокс» между сыновьями

Следующее заседание по делу Улюкаева состоится 27 ноября. Суду осталось допросить только Улюкаева и Сечина. Адвокат Сечина Николай Клен на этой неделе сообщил суду, что глава «Роснефти», скорее всего, не сможет явиться на заседания до конца года из-за «напряженности рабочего графика».

«Сечин Игорь Иванович считает, что в суде могут быть оглашены данные им ранее показания, он поддерживает их и подтверждает», — зачитала заявление адвоката судья Лариса Семенова.

Дело Улюкаева

Улюкаева задержали 14 ноября 2016 года у офиса «Роснефти» в Москве. Следственный комитет России утверждал, что чиновника взяли с поличным при получении $2 млн. На руках экс-министр обнаружили следы специального вещества, которым были обработаны сумка и купюры.

По версии следствия, Улюкаев требовал от Сечина взятку в $2 млн за то, чтобы его ведомство дало положительное заключение на приобретение «Роснефтью» госпакета акций «Башнефти».

Улюкаеву предъявлено обвинение по статье «Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере». Ему грозит до 15 лет лишения свободы. Свою вину бывший министр не признает.

[bfm.ru, 24.11.2017, «Роснефть» сомневается в подлинности информации ВВС о допросах Сечина»: Официальный представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев поставил под сомнение подлинность документов ВВС.

«Начнем с того — а с чего вы взяли, что это подлинный документ, заслуживающий уважения? Его появление, как с точки зрения фактической, так и с логической, никак об этом не соответствует. Поскольку слив такого рода документов из судебного дела является, в общем, преступлением, а защита от фальсификаций нулевая. При том, что смысла никакого в этом нет. Эти документы должны быть в ближайшее время точно зачитаны, установлены, проанализированы в ходе гласного судебного процесса. Поэтому здесь даже журналистского подвига нет, а есть просто какое-то свинство сплошное. И с какой радости BBC у нас стала судебной инстанцией? Понимаете, здесь, собственно, содержание комментировать невозможно, можно комментировать только саму ситуацию, которая с самого начала процесса и все более дальше является просто превращением судебной процедуры в цирк. Мы где вообще судиться собираемся, в BBC? Это просто позор какой-то».

Утечку прокомментировал и адвокат Улюкаева Дареджан Квеидзе. Сторона защиты также поставила под сомнение содержимое предполагаемых протоколов допроса Сечина:

«Я не знаю, почему Русская служба BBC такое сообщила, мы такой информации не давали. А показания Сечина я пока комментировать не могу. Только из того, что было оглашено в суде, следует… вы же видели, допрашивали Деревягина, допрашивали корреспондента Лайф.ру или какого-то… Вот они говорили, что не видели, что показывал Улюкаев два пальца. Это из допросов, может быть, они что-то сделали. Но почему Деревягина запросили? Потому что, вы же присутствовали в процессе и слышали, что задавали Деревягину вопросы, поскольку на него было указано, что он мог это слышать. И я не помню, чтобы Сечин говорил такое, что никто не видит. Я не знаю» — врезка К.ру]


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *