Сергей Лямец: «Портрет был навеселе и вообще ничего хорошего»

Министр финансов Александр Данилюк поймал на себе сочувствующий взгляд секретарши. Он невольно оглядел свой костюм, но пятен кофе не обнаружил.

Дверь распахнулась, и из кабинета Портрета вылетел раскрасневшийся министр обороны Степан Полторак.

«Павловскому скажи, остальным нет!»

Данилюк потянулся было к нему с вопросом, но мундир хотел только одного — убежать.

«Родина в опасности!» – отмахнулся он и скрылся в лабиринтах Мордора.

«Что случилось?» – шепотом обратился министр к секретарше.

Та наклонилась к нему и почти зашептала.

«Друзья предупредили, что по дизелю надвигается…»

«Ааа…» – многосложно понял Данилюк.

По дизелю могло быть только «Трейд Коммодити», контора Грановского и Адамовского. Уже полтора года Минобороны и «Укрзалізниця» закупали у них топливо. Обиженные WOG и «Окко» мочили конкурента, но сделать ничего не могли.

«Уже, б…, границу переходят!» – откуда-то из застенка раздался глухой голос.

Тяжелая дверь опять распахнулась, и оттуда неторопливо вышел организатор голосований в Раде Игорь Кононенко. Грановский был его помощником. Игорь Витальевич довольно улыбался и пытался сделать вид, что спокоен. Следом за ним в приемную вплыл легкий перегар.

«О, McKinsey! – Кононенко узнал министра. – Давай, давай!»

«Александр Александрович…» – пригласила секретарша.

Министр глупо улыбнулся в ответ и нырнул в берлогу.

«Саша, мне пох…, что ты мой земляк!» – встретил его с порога Портрет.

«Ой», — подумал в ответ Данилюк и вспомнил взгляд секретарши.

Портрет был навеселе и вообще ничего хорошего. Министр включил режим «Переживем и это» и занырнул в собственную папку.

«Саша, где деньги?!» – неожиданно поинтересовался Портрет.

«Так… мы сразу все перечислили», — поднял головуДанилюк.

Портрет не понял и уставился на него злющим взглядом в раскрасневшейся оправе. Наконец, он догадался, что министр говорит о выкупе старых еврооблигаций.

Читайте:  Седых раскатал губу на трубу?

«Та нет! – отмахнулся Портрет. – Почему из бюджета ничего не платишь?»

Данилюк почему-то вспомнил крылатое «Сейчас будут бить».

«Нуу? – Портрет достал откуда-то шпаргалку. – 40 миллиардов недофинансирование!»

Данилюк отложил папку и стоически поднял голову. Да, он не подписывал документы на расходы.

«Денег нет, Петр Алексеевич», — сдавленно произнес министр.

«Что?!» – не расслышал Портрет.

«Денег… нет…»

«Как нет?»

Данилюк залез в папку и начал рассказывать.

«От приватизации ничего нет. ОПЗ и «Центрэнерго» до сих пор не проданы», — начал он.

«Не твое, б…, дело! – отрезал Портрет. – И что?»

В папке еще было.

«План по заимствованиям не выполнен».

«Как не выполнен? Ты 3 ярда взял?»

«Да, но 1,7 ушли на погашение».

«Ну и что?» – налились кровью глаза Портрета.

Ходили слухи, что он неплохо заработал на досрочном погашении старых евробондов.

«Ну, для бюджета реально получается 1,3 ярда».

«Ты меня математике учить собрался?»

Данилюк полез в бумаги дальше.

«Где деньги на оборонный заказ?»

Перед глазами министра возникли образы святого Турчиния и святого Гладковия.

«У меня на счетах нет ничего», — оправдался он.

«Как у тебя нет ничего? Ты полтора ярда Януковича получил?»

«Да, но их надо через Раду пропустить».

«В смысле?! Ты же пропустил», — напомнил Портрет об июньском голосовании на 26 миллиардов гривен.

«Ну, мы там только часть прописали», — уклончиво ответил министр.

«А почему только часть?» – вгляделся в него президент.

Вот теперь Данилюк искренне пожалел, что у него нет катапульты.

«Ну, я оставлял резерв на конец года», — соврал министр.

«Зачем резерв?»

«Ну, потому что денег нет».

Читайте:  В Украине запущен масштабный процесс эмансипации от России

Портрет полез в шпаргалку.

«У тебя перевыполнение по доходам 20 ярдов. Как денег нет?»

Министр наклонился вперед, снизив громкость почти до шепота.

«Это началось в феврале. Три дня с минусом на счету…»

Портрет вошел в режим ожидания.

«В марте – 17 дней… В апреле 11. В мае 12. В июне 14».

«В июле – почти все дни…»

Портрет залез в шпаргалку и увидел там другую цифру. Он нехорошо так улыбнулся.

«Вот смотри, — ткнул он бумажкой в сторону Данилюка. – У тебя 60 ярдов на казначейском счету в начале октября!»

«Это не мои», — вгляделся в бумажку министр.

«А чьи?»

«Это местных бюджетов».

Еще при Ющенко придумали, что правительство и местные администрации держат все деньги на одном счету. Идея была гениальной. Теперь у правительства всегда был кэш. Портрет вспомнил, как в былые годы оппозиция дружно жарила Николая Яновича за то, что он платит по расходам правительства из денег местных бюджетов. Несчастному Азарову доставалось за несчастные пару-тройку ярдов.

«А сколько ты у них уже вынул?»

«Ну, стабильно больше десятки».

На несколько секунд Портрет занырнул в пучину безысходности. Он согнул спину и уставился в стол. Данилюк отложил катапульту и принялся наблюдать.

Внезапно матрица дала сбой. Лицо Портрета опять налилось кровью, дыхание стало шумным, а взгляд налился гневом.

«Х… ты мне тут заливаешь?!» – воскрес он из небытия.

Данилюк принялся бессознательно что-то искать левой рукой.

«У тебя профицит! У тебя полтора ярда Януковича! У тебя бабки от евробондов! Какое н… нет денег?!»

Министр задышал.

«Где деньги на армию? Где на СБУ и прокуратуру? Где на пенсионную реформу?!»

Читайте:  Бастрыкин предложил критику СК отправиться работать к Кадырову

Министр молчал.

«Почему не подписываешь документы? Почему люди мне постоянно на тебя жалуются?!»

Данилюк вдруг осознал, почему против него открыты уголовные дела.

«Так что, будем вспоминать Изосимову и британские компании?» – начал переть Портрет.

«Будем рассказывать про вид на жительство и аренду недвижимости?» – продолжил он.

Перед глазами министра пролетело монументальное величие Лондона.

«Будем про вашу шаражку из McKinsey?» – вернул его на родину Портрет.

Данилюк выдохнул. Он уже решился одолжить еще немного у местных бюджетов.

«Петр Алексеевич, я прямо сегодня учту все замечания».

Портрет довольно откинулся в кресле и принялся изучать министра. В его глазах читалось эпическое недоверие.

«Разрешите идти?» – попросился Данилюк.

Портрет отпустил министра и поднял трубку.

«Алло, Юра? Что там с делом Данилюка?» — мрачно произнес он.

Голос что-то ответил.

«Ты по всей строгости давай», — кивнул Портрет.

Disclamer: Все изложенное выше является чистым вымыслом. Имена и должности придуманы. Любое совпадение с реально существующими персонажами случайно.

Во время написания текста ни один политик не страдал.

Лямец Сергей


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *