Михаил Киракосян: зачем учиться философии и маркетингу при съемках городского пейзажа

Автор популярных фотопроектов «Монументальная геометрия», «Мы похожи на вас» Михаил Киракосян в интервью рассказал нам о том, куда движется современная фотография, надо ли учиться этому ремеслу, и смогут ли смартфоны в обозримом будущем заменить профессиональную камеру.

– Иногда кажется, что городских фотографий на любой вкус в интернете столько, что непонятно, зачем нужны профессиональные фото в этом жанре. А зачем?

В Сети действительно полно визуального контента. Однако далеко не все авторы сейчас знают и соблюдают композиционные законы. Именно поэтому мы получаем огромное количество фотографий, в которых нет смысла. При этом хорошо сделанная фотография, осмысленная, обладающая гармоничной композицией, находит свое место и своего зрителя.

Смысл же фотографии должен быть в ней самой – так же, как смысл поэзии заключен в самой поэзии. Ни в том, ни в другом случае мы не получаем ничего, кроме рождающихся чувств и мыслей, то есть общения с самим собой. А если в произведении изначально не было никакого смысла, то и общения этого не происходит.

– За почти двести лет своей истории городская фотография прошла через множество стилей, стадий эволюции. От статичных пейзажей XIX века через показ моментальных сценок уличной жизни в середине ХХ века к нынешнему… чему? Как можно назвать современный стиль городского фото?

Направления фотографии – это вектора развития и общества в целом. Например, прямо сейчас мы можем наблюдать развитие мобильной фотографии с ее эстетикой. Пока она уступает в качестве тем фотографиям, которые можно сделать профессиональным фотоаппаратом. Но через определенное время – может быть, лет через десять – я уверен, что изобретут мобильную камеру, дающую результат не хуже. Ведь у индустрии смартфонов гораздо больше денег на исследования и разработки.

Что касается современной стилистики как таковой, ее сложно точно выразить, но можно ощутить, видя двадцатилетних модных ребят. Они одеты в безразмерную, часто неяркую одежду – и это их отчетливая эстетическая позиция. Если мы вспомним, как еще достаточно недавно фотографировал женщину Хельмут Ньютон… Даже когда он одевал моделей в мужскую одежду, это была подчеркнутая красота, даже соблазнительность. От этого ушли к мешкообразным костюмам.

И недавно как раз двадцатилетние и продвинутые мне объяснили: женская красота должна быть скрыта в этих мешкообразной формы одеждах. В этом заключается истина: демонстрировать красоту тела можно лишь узкому кругу, в городской среде этого делать нельзя.

– Новое Средневековье, получается?

В какой-то степени да. Но даже если это назвать возвратом к Средневековью – это развитие.

И город – тоже развивается. Эта фраза стала избитой, но ведь в Москве действительно так. Да, строят новые дома, с некоторыми из них я, как человек с архитектурным образованием, не очень согласен. Но городская среда как таковая – быстро и хорошо развивается, становится красивее. А душа Москвы остается той же, и ключевое слово здесь: контраст. Этот контраст – главный «герой» и многих моих фотографий Москвы.

7 лет назад Михаил Киракосян создал фотопроект «Монументальная геометрия» в жанре архитектурной фотосъемки. Проект быстро стал популярным, многие уникальные кадры из него были внесены в архивный фонд Музея Москвы.

– Контраст большого и малого? Или старого и нового?

Все вместе. Наш город все время меняется, за что его и люблю. А еще – город это, конечно, прежде всего люди, москвичи. Поразительное дело: за последние десятилетия контингент значительно изменился, а вот московская ментальность осталась прежней. И это вдохновляет ходить и снимать.

Вот кстати, о людях в городской фотографии. Одно время снимать город значило именно снимать людей, уличные сцены. Сейчас так называемый «стрит» и городской пейзаж достаточно сильно разошлись – так, на ваших фотографиях Москвы людей почти нет, и это вполне типично для нашего времени.

Люди у меня, конечно же, есть – я снимаю серии, посвященные акции «Бессмертный полк», горжусь большим фотоочерком с Чемпионата мира по футболу 2018 года. Другое дело, что просто так жанровую фотографию в городе я действительно не снимаю. Здесь работает мое принципиальное убеждение: любое искусство должно быть востребовано людьми, в том числе и с коммерческой точки зрения. Творчество должно быть нужным, иначе это не творчество.

Поэтому «Бессмертный полк», например – да, безусловно. Это социально значимый проект, он находит отклик в тысячах людей. В остальном же… Хотя нельзя не признать, что хорошая жанровая фотография всегда находит отклик у зрителя (продать ее в каком-либо виде трудно, но смотреть на нее люди любят).

– Но ведь классики жанровой фотографии – например, Картье-Брессон и вообще школа агентства Magnum – были вполне «продаваемы»?

Тут надо сказать, что мастера золотого века уличной фотографии были людьми с серьезнейшим художественным образованием, это немаловажный фактор. Тот же Картье-Брессон, например, был потрясающим рисовальщиком. Поэтому их работы сразу выделяешь по безупречному чувству композиции. Сейчас тоже есть авторы, умеющие строить кадр. Однако – и тут мы возвращаемся к началу разговора – если посмотреть на миллионы бессмысленных фотографий нынешних времен, становится понятна ценность фундаментального художественного образования.

– Итак, образование. Стоит ли сейчас учиться фотографии? И если да, то как и чему?

Безусловно, стоит. И сейчас, и через десять лет будет в лидерах тот фотограф, который думает, занимается аналитикой, который придумывает идею и ее тематическое художественное исполнение. Который придумает историю и будет анализировать свой проект. Нужно ли учиться? Конечно, нужно. Сейчас учиться нужно как никогда раньше. Потому что классику фотографии из нынешних ребят никто не знает, строить кадр не умеют.

И вот если из десяти фотографов десять просто снимают, а один еще и читает книги, думает – понятно, чьи работы окажутся лучше. У него будет лучше, сложнее, интереснее.

Кстати, недостаточно учиться именно фотографии. Нужны и другие науки: философия, психология, литература, классическая музыка. Философия нужна, чтобы помочь создать образ. Психология, чтобы понять, как реализовать проект, на какую аудиторию, что туда заложить. Литература и музыка – просто для развития.

Я сам также постоянно учусь. Например, у легендарного Владимира Вяткина, которого считаю моим наставником, учусь снимать серии. Это нужно, потому что одной фотографией ответить на все вопросы очень сложно, нужна сумасшедшая подготовка. Говоря о проекте, мы чаще всего имеем в виду серию.

Скажем, в моем архитектурном проекте есть три фотографии, на каждую из которых я потратил по 500 000 шагов. Чтобы найти нужный ракурс и выйти на точку в нужный момент. Времени ушло на это примерно год. А есть другие фото этой же серии, на которые я потратил всего час. Но именно когда материал собирается в проект, всё смотрится гармонично. Нужно, чтобы ничего не убрать, не добавить.

В 2021 году Михаил Киракосян с серией из трех фотографий из проекта «Мы похожи на вас» вышел в финальную часть одного из самых престижных в мире конкурсов профессиональной фотографии – Hasselblad Masters 2021

– Многие фотографы задумывают проекты, но те так и не «взлетают»…

Приступая к проекту, нужно понимать, что и зачем ты делаешь. Есть линия из точки А в точку Б: точка А это его создание, точка Б это маркетинг, пиар этого проекта. И почти все фотографы допускают очень большую ошибку. Они вначале делают проект, а потом не знают, что с ним делать. Нужно вначале хорошо проработать точку Б: для кого, для чего как ты хочешь сказать. Из этого будет понятно, как снимать. И во время съемки ты уже знаешь точку Б и всегда можешь дать поправку «на ветер», что-то видоизменить. Но ты уже знаешь свою цель.

Вообще, каждая фотография – это продукт и проект, который режиссируется и продюсируется. Особенно если речь о серии фотографий. Над моими проектами работает команда в составе восьми человек. От юриста до некоторых других специалистов.

У западных звездных фотографов есть офисы, где работают десятки человек. Есть «продакшн». Который придумывает съемку. Это большой труд. В общем, когда мы смотрим на фотографию ценой в сотни тысяч долларов и выше, надо понимать, что чаще всего за ней труд очень многих людей, как и в кино.

– То есть коммерческая составляющая непременно нужна?

Любой живописец, когда пишет картину, подсознательно стремится ее продать. Он хочет получить за нее деньги, средства к существованию. А многие фотографы сейчас делают фотографию, при этом не печатают и не продают.

Я такой подход не разделяю. Мне кажется, если фотография продается хотя бы по сто рублей (в виде открытки, например) – то ее автор востребованный фотограф. В ином же случае он снимает бессмысленно.

– Что важнее в проекте – концепция или эстетика?

Я, если честно, не сторонник таких проектов, которые вытягиваются за счет концепции. Где образ? Нужна красота, нужен образ и чувство. И композиция, обязательно.

Еще раз сравню художника и фотографа. Если у художника лежит холст и краски, он ничего не нарисует, кроме детского «домика и деревца». А фотограф берет совершенное техническое устройство и просто жмет на кнопку. Но ведь у большинства – отсутствует понятие композиции. Ей даже редко учатся. Люди считают, что это не нужно…

Таким образом, я, конечно, на стороне эстетики. Например, считаю, что фотографию обязательно нужно печатать. Потому что на бумаге автор ставит точку в плане света. А на различных экранах все выглядит по-разному.

По этому поводу мы регулярно спорим с коллегами. И когда эти фотографы, приходя в магазин, придирчиво выбирают фотоаппарат по цветопередаче, я удивляюсь: а какая разница? Ведь ты же не печатаешь!

– Перфекционизм?

Конечно! Я поклонник создателя зонной системы пейзажной фотографии Ансела Адамса – он был скрупулезнейшим печатником, контролировал процесс на всех стадиях. В «мокрой» фотолаборатории я, конечно, уже не работаю, но и в цифровой обработке стоит все делать скрупулезно и, конечно, индивидуально по каждой фотографии.

Так называемыми «пресетами» я не пользуюсь. Да, эта методика ускоряет поточную обработку фотографий. Но поскольку каждый кадр освещен и скомпонован по-своему, обработка тоже должна быть разная. «Пресеты» используют многие мастера, особенно те, кто снимает свадьбы, портретные проекты. Не скажу, что это плохо – но у меня другой путь.

– Можно ли начинать путь фотографа с мобильного телефона?

Пока что хороший фотоаппарат с хорошей оптикой дает намного лучшее качество, чем любое мобильное устройство. Тем не менее, есть всемирно известные звезды мобилографии – кто-то снимает звезд, кто-то уличную моду, кто-то жанр.

Но для меня, допустим, формат мобильного телефона – это формат аналитики. Когда я ищу, как выстроить кадр, я делаю этюды на мобильный телефон, чтобы не тащить оборудование – и смотрю.

Плюс это спонтанность: иду недавно по Манежной площади, вижу – едет поливальная машина. А была жара, и получилась радуга. Я быстро снял это на телефон, а вот фотоаппарат я бы достать не успел никогда. Ты не можешь быть всегда готов сделать кадр камерой – а телефон другое дело.

(автор фото: Михаил Киракосян)



Автор: Евгений Решетников

Евгений Решетников - потомственный житель нашего города и ценитель его истории. Увлечен практической журналистикой и шведской ходьбой по Петербургу и его окраинам. Получил гуманитарное образование, что и сказалось на выборе жизненного пути автора. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *