Протесты в Иране могут перекроить карту мира

Масштабные протесты, охватившие Иран в сентябре – декабре, были вызваны гибелью курдской девушки Махсы Амини в полицейском участке. Поводом для задержания Амини стал неправильно надетый ею головной платок – она не натянула его на лоб, как того требуют нормы. Теперь под влиянием протестного движения руководители Ирана принимают решение упразднить полицию нравов и высказываются о возможности пересмотра правил ношения одежды.

Все эти события происходят на фоне украинского кризиса, в который косвенно вовлечён и Иран, вынужденный вписываться в новую конфигурацию мировой политики. И правила ношения головного платка женщинами для него стали не настолько принципиальными по сравнению с необходимостью перестраивать свою политику и экономику в новых мировых условиях. США и Иран оказываются вовлечены в украинский кризис, находясь по разные стороны политического конфликта.

Однако в центре иранского протестного цунами оказались иранские курды, потому что инцидент произошёл с курдянкой. Теперь им на помощь приходят курды соседнего Иракского Курдистана. В протестное движение вовлекаются и другие иранцы. На курдов в Ближневосточном регионе традиционно смотрят с недоверием, так как эта нация примерно в 40 млн человек не имеет своего государства и компактно расселена на территории Ирана, Ирака, Сирии, Турции в местах своего исторического проживания. В народной культуре курдов сохраняются следы былого влияния женщин, которые чувствуют себя свободнее других жительниц Востока, имея за собой традиции своего народа. Отсюда и конфликт вокруг ношения женского головного убора, в котором нормы современного Ирана сталкиваются с курдскими традициями.

Одновременно с этим конфликтную ситуацию усиливает недоверие к курдам, мечтающим о существовании государства Курдистан. Эта мечта обрела форму политического проекта в начале ХХ века, когда делили постколониальный мир. Но обещанный Лигой Наций Курдистан тогда так и не был создан. После 1945 года ООН такого обещания курдам уже не давала, хотя проект и сторонники государства курдов остались. Но сейчас этот проект имеет много сильных идейных противников, прежде всего в лице государств, в состав которых входят курдские территории. Международному сообществу сложно возражать против требований курдских автономий, поскольку в арабских республиках Ираке, Сирии и Турции курды не являются государствообразующими нациями. А права наций на самоопределение могут реализовываться внутри автономий, которые обладают внутренним политическим самоуправлением. В них курды находятся внутри государств и отгорожены от прямого конфликта, который связан с политическим проектом независимого Курдистана. Однако его появление на карте мира означало бы перекраивание карты Ближнего Востока, и международное сообщество на такой шаг едва ли когда-либо решится.

Тем не менее в Иране курдская проблема имеет несколько иное измерение, чем на территориях традиционного исторического расселения курдов. Курды, которые как нация сложились на основе мидийцев и персов, всегда были частью иранской государственности. В первом тысячелетии до новой эры Персия присоединила к себе земли Мидии, и после этого персы и мидийцы оказались вовлечены в общий исторический процесс. В эпоху раннего Средневековья Ираном правила связанная с курдами династия Сасанидов. Её основатели сначала проживали на курдской территории и возводили свои права к династии Ахеменидов, наделившей их полномочиями. И в этом уже заложено некоторое противоречие, так как культура современного Ирана не полностью совпадает с традиционной культурой курдов. И конфликт вокруг ношения женского головного убора вылился в культурное противоречие.

Верховный лидер Ирана аятолла Сейед Али Хаменеи призывает не связывать происходящее в Иране с бандами несознательных мятежников и видит причины в политическом давлении на Иран. В события вмешиваются иракские курды, поддерживая протестующих. Власти Ирана выдвигают Ираку ультиматум: договориться с курдами и успокоить их. От курдов ждут невмешательства и лояльности. Конституция Ирана защищает культурные меньшинства, но курды к этим меньшинствам не относятся. Их культурный проект оказался в зависимости от политического проекта Курдистана. И как ни странно, но Исламская Республика Иран оказывается ближе к курдам, чем Республика Ирак или Сирия в том плане, что в Иране историю очень часто делали курды. И мусульманские правители Ирана исторически всегда стремились подчеркнуть преемственность Ираном эпохи Сасанидов. Поэтому следует ожидать, что Иран услышит курдов.



Автор: Егор Балабанов

Егор Балабанов - очень занятой человек. Помимо деятельности на STC он работает в региональном РТР. Мы не так часто видим его статьи на сайте, но от этого его ценность как проницательного и информированного сотрудника не уменьшается. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *