Через год после захвата «Пуэбло» был сбит американский разведывательный самолет

Захватив в нейтральных водах американский разведывательный корабль, руководство Северной Кореи поставило в сложное положение сразу две сверх державы. Американцы не совсем понимали, как реагировать на захват в нейтральных водах своего военного корабля, советский Тихоокеанский флот напрягал все силы, следя за американским флотом у берегов Корейского полуострова. Но этот кризис был не последним.

Через год, опять в нейтральных водах, северокорейцы собьют американский самолет радиоэлектронной разведки. В этой статье мы расскажем о сложных событиях конца 60-х годов на Дальнем Востоке.

На тот момент Тихоокеанский флот ТОФ очень сильно уступал американскому 7-му флоту. Надводные силы ТОФ были скромными. В состав флота входили 3 артиллерийских крейсера проекта 68-бис, 2 ракетных крейсера проекта 58, 23 эсминца (артиллерийских и с ракетным оружием) проектов 30-бис, 31, 56, 56-ПЛО, 56М, 57-бис и 61. 23 сторожевых корабля проектов 50 и 159. Кроме этого, на консервации находились 1 крейсер проекта 68-бис, 7 эсминцев проекта 30-бис, 31 и 56-ПЛО и 3 сторожевых корабля проекта 50. Спасали положение подводные лодки – дизель-электрические и атомные, с торпедным и ракетным вооружением.

Первое, распоряжение Командующего ТОФ адмирала Николая Николаевича Амелько было об организации регулярных разведывательных полетах над акваторией Японского моря. Начиная с 24 января, пара дальних разведчиков Ту-16Р совершала регулярные разведывательные полеты по поиску американских авианосных соединений. В дальнейшем, все действия ТОФ сводились к тщательному отслеживанию американского флота силами боевых и разведывательных кораблей, подводных лодок и разведывательной авиации. Из-за произошедшего захвата «Pueblo» состояние американских моряков было весьма нервным, поэтому в течение нескольких месяцев имели место инциденты между американскими и советскими кораблями.

Тем временем, США продолжили наращивать свою группировку. К американским кораблям добавился еще один авианосец «Ranger» CVA-61 с 3 эсминцами и ракетный крейсер «Chicago» CG-11. На подходе из западной части Тихого океана была противолодочная авианосная группа во главе с противолодочным авианосцем «Yorktown» CVS-10 и 6 эсминцами сопровождения, которая должна была прибыть в кризисный район 30 января. Ситуация стала осложняться – Тихоокеанскому флоту просто не хватало кораблей для слежения за американским флотом. Американские корабли всё прибывали. Была сформирована авианосная ударная группа Task Group 71 TF 71 во главе с атомным авианосцем «Энтерпрайз». За всей этой армадой непрерывно наблюдали 7 кораблей Тихоокеанского флота – эсминцы «Неудержимый» (проект 56М), «Бурливый» (проект 56), сторожевой корабль проекта 50, малые разведывательные корабли «Гидролог» и «Протрактор». К слежению привлекли даже вспомогательный танкер ТОФ «Вишера», который обеспечивал корабли топливом и одновременно выполнял функции слежения.

Масла в огонь неожиданно подлило обращение Правительства КНДР. Пхеньян запросил «военную и иную помощь, если КНДР окажется в состоянии войны». Советский посол, принимая это обращение в северокорейском МИД попытался выяснить, по каким причинам была написана столь серьезная бумага, но внятного ответа не получил. В Москве это расценили как неадекватную реакцию северокорейского руководства на ими же санкционированный захват американского разведывательного корабля. Не исключалась и своеобразная проверка советского руководства «на верность коммунистическим идеалам», так как в КНДР считали, что Москва «вступила в сговор с американским империализмом и предала интересы революционных народов». В Москве решили не торопиться. На следующий день после получения обращения с Ким Ир Сеном встретился посол СССР в КНДР. Советская сторона предложила выслать команду «Pueblo» из КНДР. СССР считал, что это несколько погасит американскую военную активность в Японском море. Ким Ир Сен немного успокоился, но не хотел идти ни на какие компромиссы, чтобы закрыть этот инцидент. Никто не хотел уступать. В Пхеньяне началась частичная эвакуация населения.

В конце концов, усилия советских дипломатов, постоянное слежение советских кораблей за американским флотом, а самое главное, понимание американцами бесперспективности такого военного давления на КНДР (в конце концов, надо было или начинать Вторую Корейскую войну, или согласиться с этим национальным унижением и принимать какое-то дипломатическое решение). 3 февраля Президенту Джонсону было направлено письмо, в котором говорилось, что концентрация американского флота у советских берегов затрагивает интересы безопасности СССР (что было сущей правдой, расстояние от Вонсана до Владивостока по прямой было всего 575 км). Кроме этого, в письме было сказано, что все вооруженные силы СССР на Дальнем Востоке приведены в повышенную готовность.

4 февраля действия советских кораблей и авиации стали более жёсткими. Ту-16Р стали имитировать ракетные атаки на американские авианосцы, а к кораблям слежения добавились два ракетных крейсера проекта 58 с новейшими по тому времени ракетами П-35 класса «корабль-корабль». С января по март 1968 года самолеты 3-й морской ракетоносной авиационной дивизии находились на аэродромах с подвешенными крылатыми ракетами с обычными и ядерными боеголовками. Командиру этой дивизии был дан приказ на вылет одного из полков дивизии в полном составе для облета американских авианосцев на низкой высоте, чтобы с воды были видны подвешенные крылатые ракеты. В воздух было поднято 20 ракетоносцев Ту-16К. Их пролет произвел на американских моряков должное впечатление. Следующим моментов давления на США стал переход крейсеров проекта 58 «Варяг» и «Адмирал Фокин» и эсминцев «Упорный» проекта 57-бис, «Вызывающий» и «Веский» к порту Вонсан на северокорейском побережье. Смысл прекращения слежения за авианосцами был в том, что дальность полета ракет П-35 составляла 300 км, а КСЩ – 100 км. Поэтому необходимости находится вблизи от авианосцев, не было. Разведку и сопровождение американского флота осуществляли разведывательные корабли «Гидролог» и «Протрактор» и артиллерийские эсминцы.

Напряженность висела в воздухе. Подчас, из-за неё страдали и торговые суда. Так например, 31 января советский сухогрузный теплоход «Капитан Вислобоков» (проект 595 тип «Бежица», водоизмещением 19 500 тонн) Черноморского морского пароходства, шедший по маршруту Одесса – Владивосток и находившийся в 100 морских милях от южнокорейского порта Пхохан, столкнулся с американским эсминцем «Rowan» DD-782 (тип «Гиринг»), который входил в состав охранения американского авианосца «Ranger» CV-61. Жертв, к счастью, не было, но американский эсминец получил пробоину выше ватерлинии, советских теплоход так-же получил повреждения. Столкновение стало результатом вытеснения советского теплохода из района маневрирования авианосца. По правилам, «Капитан Вислобоков» не должен был заходить в закрытый для торгового мореплавания район, американцы должны были просто предупредить об этом. Но наши моряки посчитали этот запрет незаконным, а американцы пошли на жёсткое вытеснение советского теплохода. Всего за весь период напряженности 1968 года, у берегов Корейского полуострова произошло 11 подобных инцидентов с советскими торговыми судами. Этот вопрос стал отдельной темой для переговоров между Министром иностранных дел СССР и Госсекретарем США.

В конечном итоге, здравый смысл возобладал, и 6 февраля американские авианосцы стали отходить в направлении военно-морской базе в Сасебо (Япония). Их отход фиксировался парами самолетов-разведчиков Ту-95РЦ Тихоокеанского флота. Начались долгие и трудные переговоры. Самым сложным моментом в них была позиция руководства Северной Кореи. Они вроде бы соглашались вернуть экипаж «Pueblo», но хотели бы выйти на прямые переговоры с руководством США, что означало бы неформальное признание американцами Северной Кореи. С другой стороны, Пхеньяну был очень важен советский ядерный зонтик, кок гарантия защиты от США. Позиция КНДР была «Если американцы развяжут войну из-за «Пуэбло», то в Корее будет война, если они ее не начнут, то войны не будет». Сам Брежнев был вынужден оказать давление на Пхеньян в вопросе освобождения экипажа«Pueblo».

Часть кораблей ТОФ вернулась во Владивосток, но 3 боевых корабля и 5 вспомогательных судов продолжали отслеживать американский флот у берегов полуострова. Сам «Pueblo» перевели в другое место бухты Вонсан, а 29 апреля 1968г. военная разведка США засекла «Pueblo» в небольшом порту Наджин, расположенном у самой советской границы.

Через 11 месяцев, точнее через 236 дней, экипаж разведывательного корабля покинул территорию КНДР. Надо сказать, что переговоры между американцами и северокорейцами были очень непростыми. Представитель США 23 декабря 1968 года подписал бумагу о том, что экипаж «Pueblo» сознался в разведывательной деятельности. Но тот же представитель США, который подписывал эту бумагу, заявил, что США этот документ не признают!

Уже в XXI веке, руководство Северной Кореи заявило, что в качестве жеста доброй воли готово возвратить США «Pueblo», Но осложнение в отношениях двух стран поставило крест на этой инициативе.

После всего произошедшего, американцы несколько изменили схему электронной разведки за Северной Кореей. Разведывательный корабль может получить значительно больше информации, чем самолет радиоэлектронной разведки, но после той пощечины, которую США получили от КНДР, рисковать в Вашингтоне не захотели. Поэтому, для слежения за КНДР в большом объеме стали применяться самолеты-разведчики. В то время, одним из таких самолетов был ЕС-121М. Этот самолет радиоэлектронной разведки сделан на базе дальнемагистрального пассажирского самолета Lockheed C-69 «Constellation». Принцип использования в качестве прототипа самолета радиоэлектронной разведки пассажирские самолеты используется до сих пор. Внутренние объемы пассажирского лайнера позволяют разместить всю необходимую аппаратуру. Большая дальность полета так же является важной характеристикой. Как заявил Президент США Ричард Никсон, с 1 января до середины апреля 1969 года таких полетов было проведено 190.

14 апреля 1969 года в 7-00 по местному времени разведывательный самолет ВМС EC-121М «Warning Star», бортовой номер 135749, взлетел с аэродрома японского города Ацуги. Через 6 часов после начала полета разведчика, американские радары зафиксировали взлёт двух северокорейских МиГ-17 (в некоторых источниках упоминается МиГ-21). В 13-00 по местному времени, ЕС-121М сообщил, что полет проходит нормально, а в 13-44 с борта пришла радиограмма: «Условие 3». Такой сигнал говорил о возможной атаке на ЕС-121.

База ответила приказом о немедленном прекращении миссии. В 13-47 сигналы от МиГ-ов и ЕС-121 на экране РЛС в Японии слились. Через две минуты сигнал от ответчика ЕС-121 исчез, и в 13-49 самолет пропал с радаров. Как выяснилось впоследствии, он был сбит над нейтральными водами Японского моря в 85 милях от северокорейского порта Чхонджин. Погибли все 31 члена экипажа, находящиеся на борту. Такое большое количество погибших объясняется тем, что этот полет был не только боевым, но и учебным. На борту находилось два экипажа, один из которых проходил обучение в реальных условиях.

В США заявили, что самолет был уничтожен в 40 морских милях от побережья Северной Кореи, над нейтральными водами. Власти КНДР объявили, что «крупный шпионский самолет ЕС-121, вторгшийся в наше воздушное пространство, врезался в море в результате мер самозащиты нашей стороны». Ради справедливости следует сказать, что полеты ЕС-121М «Warning Star» не всегда проходили над нейтральными водами. Часто такие самолеты слегка нарушали границу Северной Кореи, чтобы спровоцировать включение средств ПВО. Корейцы заявили, что разведчик был поврежден из-за атаки МиГ-ов, а добили его пуски зенитных ракет. ВМФ США развернул спасательную операцию, в которой принимали участие 26 самолетов и боевые корабли. Советские разведывательные Ту-16Р отслеживали корабли американского флота. Что интересно, к месту крушения первыми прибыли два советских эсминца (проектов 56 и 61), которых наводили американские поисковые самолеты. Советские моряки подняли на борт плавающие на поверхности моря обломки ЕС-121М, и через два дня передали их на американский военный корабль. После прихода в район атаки эсминца «Henry W. Tucker» DD-875, советские эсминцы ушли из этого квадрата. Президент США Никсон высказал благодарность советским морякам за помощь.

15 апреля в 21-10 по местному времени в район прибыл ракетный фрегата «Dale» DLG-19. 16 апреля на ракетный фрегат были подняты с поверхности моря две части фюзеляжа с отверстиями шрапнели в них, а на следующий день, 17 апреля эсминец «Tucker» нашел два тела в Японском море.

Для СССР это тоже было опасно, так как инцидент произошел всего в 150 милях от Владивостока. Тихоокеанский флот был поднят по тревоге, однако прошлогодних действий по поддержке КНДР в этот раз СССР предпринимать не стал.

Как и год назад, советник по национальной безопасности Генри Киссенджер представил Президенту Никсону варианты ответных действий. Они включали сопровождение самолетов-разведчиков истребителями, захват северокорейских торговых судов, минирование порта Вонсан. Никсон настаивал на жёстком ответе, но члены его правительства высказались против, так как опасались, что в результате эскалации США получит в дополнение к войне во Вьетнаме ещё и войну на Корейском полуострове. В конечном итоге, реакция США на гибель EC-121M и 31 военнослужащих свелась к трем видам: официальный протест, вооруженный эскорт разведчиков и демонстрация военно-морской силы у побережья Северной Кореи.

Первоначально к берегам КНДР направили 2 авианосца, 2 ракетных крейсера и 4 эсминца. Но их количество быстро увеличивалось. 17-27 апреля в демонстрации силы принимали участие уже 40 кораблей: 4 авианосца, линейный корабль, 3 ракетный крейсера, 1 артиллерийский крейсер, 3 ракетных фрегата и 2 ракетных эсминца, 11 эсминцев, 5 подводных лодок и 6 вспомогательных судов.

350 самолетов на авианосцах создавали угрозу для КНДР, тем более, что в этот раз Советский Союз реагировал значительно сдержаннее. За американским флотом осуществляли слежение только три эсминца и два разведывательных корабля, при поддержке самолетов-разведчиков Ту-16Р и Ту-95РЦ.

Но угроза была не только для КНДР, но и для Советского Приморья. Поэтому 20 апреля СССР потребовал от США удалить свой флот, находящийся к югу от Владивостока. США согласились с этими доводами, тем более, что СССР никакого отношения к этому инциденту не имел. 24 апреля 20 надводных кораблей были передислоцированы из Японского моря в Жёлтое море. Постепенно ситуация стабилизировалась и к 26 апреля американская группировка была сокращена до одного авианосца

Так в течение двух лет Северная Корея дважды была в шаге от новой войны с США. То, что из-за захвата «Пуэбло» и гибели ЕС-121М война не началась, был элемент счастливого стечения обстоятельств.



Автор: Ирина Ермольева

Ирина Ермольева - самый молодой сотрудник STC TV, однако в нашу профессию она попала не случайно. И пусть она только еще заканчивает свой первый ВУЗ, мы видим, что ее ждет яркое будущее и профессиональный успех. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.