Российское наследство шведских мебельщиков рвут на части

Около 300 млрд рублей составила выручка IKEA в России в 2021 году. Мало какая российская компания способна генерировать такой денежный поток – к примеру, вся огромная сеть магазинов «Магнит» даёт в 6 раз меньше. Потому после ухода шведского гиганта из России его активы не могли не стать желанной добычей для российских олигархов. Битва за наследство IKEA уже началась. Вот только та, похоже, не торопится хлопать дверью.

Из России IKEA уходит налегке. Ещё летом стало известно о том, что компания намерена продать свои четыре российские фабрики – в Есипове (Московская область), Тихвине (Ленинградская область), Красной Поляне (Кировская область) и Великом Новгороде. На предприятиях сократили примерно половину работников, выплатив уволенным щедрые пособия. Остальные пока что работают в ожидании новых собственников.

Список потенциальных покупателей фабрик не так уж велик. Мало какая бизнес-империя способна переварить такой жирный кусок. Один из фаворитов этого дерби – АФК «Система» под предводительством Владимира Евтушенкова. На днях «Система» совершила сделку с другими шведскими инвесторами, которые контролировали российскую компанию Melon Fashion Group, – структуры Евтушенкова отдали 16 млрд рублей за долю в 48%. Компания Melon Fashion Group примечательна тем, что управляет целым букетом магазинов (Zarina, befree, Love Republic, Sela), которые традиционно располагаются в торговых центрах «Мега». А «Мега», как известно, детище IKEA.

К тому же в АФК «Система» входит крупный производитель древесины и древесных плит Segezha Group. Таким образом, может получиться удачная коллаборация с мебельными фабриками. А на базе интернет-магазина OZON, где АФК «Система» – крупнейший держатель акций, можно было бы попробовать запустить онлайн-продажу. Но даже если эти наполеоновские планы осуществятся, прежней IKEA, в магазинах которой можно было испытать в деле огромный ассортимент мебели, уже не будет.

Более ли менее формат продаж может сохраниться, если фабрики IKEA достанутся бенефициарам мебельной сети Hoff. Правда, ещё в июле топ-менеджер «Хоффа» Максим Гришаков дал интервью «Ведомостям», в котором говорил, что руководимая им компания не собирается покупать IKEA, поскольку дела у «Хоффа» и без того идут неплохо. Но понятно, что решать такие вопросы будут не столько менеджеры, сколько собственники. Крупнейший совладелец «Хоффа» – Александр Зайонц, засветившийся в топ-менеджменте «Техносилы» и «М. Видео». Что немаловажно, у него имеется лоббистский ресурс. В начале нулевых Зай­онц работал в федеральном Минсельхозе при министре Алексее Гордееве. Также он был вице-президентом «Рус­агро» (напомним, это один из крупнейших в России агрохолдингов, созданный теперь уже бывшим сенатором Вадимом Мошковичем). Понятно, что у Александра Зайонца могут быть хорошие знакомства во властных структурах, а значит, он может получить поддержку правительственной комиссии на покупку активов у иностранной компании.

И всё же кому бы ни достались фабрики шведской компании, новый владелец вряд ли сможет выжимать из них деньги в прежних количествах. Ведь предприятия уже не будут встроены в глобальную цепочку поставок. А между тем шведы, говорят, изрядно зарабатывали после 2014 года на просадке рубля, отправляя произведённую в России мебель в другие страны. Впрочем, новую ситуацию заграничные бенефициары IKEA тоже могут повернуть себе на пользу.

Торговые залы планируется сдать в аренду, возможно, поделив их на части. При этом «ИКЕа» не снимает с себя обязательств по гарантии. А значит, останутся некие офисы по работе с клиентами. Главная интрига — будет ли «ИКЕа» развивать в России интернет-торговлю?

Дело в том, что во время пандемии в IKEA поняли, как важна интернет-торговля, начав активно развивать это направление. Огромные магазины грозили со дня на день превратиться в обузу, однако закрывать их по своей воле было бы очень непросто. С одной стороны, это имиджевые потери в глазах покупателей, с другой – договоры с «Мегой» и её арендаторами, ведь многие магазины открывались там именно под трафик, создаваемый IKEA. Теперь же нашёлся удобный способ разделить производство, магазины и управление продажами на отдельные бизнесы. Предпосылки к этому были давно, ведь IKEA в России – это около двух десятков юрлиц. Сейчас в стадии ликвидации находится компания «Икеа Дом», которая управляла магазинами в России. Другие юрлица продолжают работать.

По слухам, торговые залы планируется сдать в аренду, возможно, поделив их на части. При этом IKEA не снимает с себя обязательств по гарантии. А значит, останутся некие офисы по работе с клиентами. Главная интрига ситуации – будет ли IKEA развивать в России интернет-торговлю? И станет ли она это делать под своим именем либо же найдёт солидное прикрытие. Совсем уходить шведам явно не с руки – в России они получали почти десятую часть своих глобальных доходов. Но внедрение новых форматов продажи станет хорошим поводом, чтобы задрать цены.

Затеянная IKEA пертурбация между тем уже приводит к расцвету самых разных мошеннических схем. Уже было множество случаев, когда, пользуясь ажиотажем, жулики под видом сотрудников компании якобы продавали складские остатки. Покупатели переводили деньги авансом и, разумеется, теряли их.

В помутневшей воде мебельного рынка появились и другие рыбы. Теперь самые разные производители объявляют себя бывшими поставщиками IKEA и таким образом продвигают свою продукцию. С одной стороны, это понятный рекламный ход. С другой – опять же – можно нарваться на мошенников. К тому же точных копий икеевской продукции на официальных сайтах российских производителей не найти. Есть информация, что права на дизайн всего ассортимента шведы оставили себе.

Неудивительно, что в последние месяцы солидные мебельные магазины просто не могли удовлетворить возросший спрос на некоторые позиции, например на шкафы-купе. Тут же откуда-то появились фирмочки, которые нахватали заказов, получили авансы, а теперь не торопятся их выполнять. Типичная схема здесь – договор оформляется на юрлицо, расположенное в дальнем регионе. В случае срыва поставки суд с ним влечёт за собой немалые дополнительные расходы, а потому многие просто смиряются с потерей денег.

Ситуация вокруг компании OBI не устаканивается с самой весны. Ещё в марте российский менеджмент взбунтовался против решения немецких собственников закрыть бизнес по политическим мотивам. Немцы могли бы просто бросить магазины, которые в последние годы приносили им огромные убытки, но пошли на принцип и продали их – за символическую тысячу рублей. Фронтменом новых собственников с долей 60% выступил Йозеф Лиокумович – русскоязычный предприниматель с паспортами Германии и Израиля. А вот кому достались остальные 40%, не раскрывается. Ходили слухи, что для покупки этой доли заявление в ФАС подавал бизнесмен Илья Колобков, владелец компании «Самис», которая занимается строительством СПА-комплексов и бань. Но досталась ли доля в итоге именно ему, доподлинно неизвестно.

И вот теперь появилась информация, что владение OBI переписано на некое ООО «Лесоперерабатывающий комбинат Бокситогорский». Оно было зарегистрировано в марте с уставным капиталом в 10 тыс. рублей. Представитель Лиокумовича сказал журналистам «Форбс», что речь может идти о рейдерском захвате. Но что примечательно, произошло это как раз перед тем, как гипермаркеты OBI, согласно договору с немцами, должны были сменить вывеску.



Автор: Егор Балабанов

Егор Балабанов - очень занятой человек. Помимо деятельности на STC он работает в региональном РТР. Мы не так часто видим его статьи на сайте, но от этого его ценность как проницательного и информированного сотрудника не уменьшается. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.