Кто должен был предотвратить расстрел в Белгороде

После жизни на «гражданке» сложно свыкнуться с переходом на устав. Последнее время тренд в обществе был направлен на то, чтобы ценить в каждом личность. Возможно ли теперь быстро превратить личность в бойца, живущего только по уставу? Кто должен был донести это до мобилизованных граждан? Универсальных рецептов нет. При этом рядом в армии оказываются молодёжь и взрослые мужчины. Местные и вчерашние гастарбайтеры. Люди разного вероисповедания.

Значит ли это, что теперь для каждой группы нужно будет формировать отдельное подразделение?

15 октября стало известно о ЧП на военном полигоне под Белгородом. По официальным данным, 11 человек погибли, ещё 15 пострадали, сами нападавшие были убиты ответным огнём. Как теперь сообщается, стрельбу по сослуживцам открыли граждане Таджикистана, заключившие контракты с Мин­обороны, – Аминзод Тоджиддин и Мехроб Рахмонов 1999 и 1998 годов рождения соответственно. Возможными причинами произошедшего СМИ называют бытовой или религиозный конфликт, возникший между таджиками и их сослуживцами.

Несмотря на то что сами убийцы мертвы, у следствия наверняка должны возникнуть вопросы к другим, косвенным участникам данного ЧП. Прежде всего следователи наверняка обратятся к сотрудникам военкомата, призвавшего граждан Таджикистана на службу. Сам факт заключения контракта с иностранцами полностью законен, сейчас такая возможность широко предоставляется приезжим из Средней Азии. Тем не менее заключение контракта подразумевает ряд процедур, среди которых изучение личности желающего поступить на службу и мотивов его поступков, а также проверка психического здоровья. По идее, следствие непременно будет выяснять, успел ли военкомат, перед которым стояла задача быстро и в полном объёме выполнить план мобилизации, соблюсти все необходимые формальности.

Кроме того, не останется в стороне командование части, в которой произошло ЧП. По строгим армейским законам за всё происходящее отвечают командиры. В их обязанность входит выявление потенциально опасных военнослужащих, поддержание дисциплины, а также контроль за организацией занятий на полигоне, где применяется огнестрельное оружие с боевыми патронами. Впрочем, здесь может прозвучать резонный аргумент о том, что в сложившейся ситуации осуществлять полноценный контроль за совместимостью военнослужащих довольно непросто. В ходе мобилизации в одной части оказываются представители различных национальных и религиозных групп, при этом многие из них даже не понимают, как правильно общаться с носителями другой веры и национальности. В результате мусульманин может без заведомого желания оскорбить христианина, а русский – дагестанца. В условиях, когда на руках у военнослужащих находится оружие, риск ЧП вырастает кратно. При этом следует учитывать и тот факт, что должности младших командиров зачастую занимают молодые офицеры, которые не готовы командовать зрелыми мужчинами, призванными в рамках мобилизации.

В этой ситуации многое зависит от командования части. В частности, оно может не давать лишних поводов для возникновения напряжённости в воинских коллективах. Причиной таковой могут стать, в частности, организационные и бытовые вопросы. Так, депутаты Госдумы и сенаторы рассказывали о случаях, когда мобилизованных не обеспечивали в должной мере формой или продовольствием. Такие случаи явно не способствуют улучшению климата в коллективе.

В подобной ситуации возрастает роль созданного в 2018 году Главного военно-политического управления (ГВПУ). Именно в его полномочия входит контроль психического здоровья военнослужащих, а также их взглядов и политических предпочтений. Очевидно, что в условиях набора добровольцев и мобилизованных значимость этой работы существенно увеличивается. Между тем в формируемые части на ключевые должности замполитов набирают запасников, которые практически не имеют опыта работы с людьми.

Также пока до конца непонятно, насколько ГВПУ способно эффективно работать в условиях боевых действий. В своё время эксперты оценивали реализацию проекта по возрождению структуры замполитов в 100 млрд рублей. Сообщалось, что в рамках этой программы будут восстановлены должности заместителей командиров по политической работе от роты и выше. Планировалось, что эти офицеры будут ответственны за развитие патриотизма у военнослужащих, а также обеспечение глубокого понимания государственной политики в области обороны. Также они будут ответственны за поддержание дисциплины и воспитание личного состава.

Однако можно предположить, что полноценному проведению такой работы могли помешать объективные причины. Прежде всего отсутствие выстроенной идеологической базы. Так, все последние годы с момента возрождения ГВПУ шли дискуссии о том, какую идеологию следует продвигать в контрактной армии, выстроенной по западным лекалам на основе денежной мотивации. В результате новому ведомству подчинили военно-геральдическую службу, департамент культуры, военных священников, психологов и общественную приёмную министра обороны. При этом не произошло самого главного – должность замполита в войсках так и не возродили.

О проблемах в работе ГВПУ может свидетельствовать постоянная смена начальников управления. Первый руководитель структуры генерал-полковник Андрей Картаполов в 2021 году ушёл в Государственную думу, с трибуны которой теперь активно критикует Минобороны. Назначенный вместо него генерал-полковник Геннадий Жидко не продержался на этой должности и года. Теперь главным политруком назначен главный кадровик генерал-полковник Виктор Горемыкин, который пока себя не проявил.

Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования

– Созданная в Советском Союзе система замполитов действительно давала возможность в большинстве случаев избегать ЧП. В батальонах и ротах замполиты были ближе к личному составу, поскольку им предписывалось знать морально-политические и военно-профессиональные качества каждого офицера, прапорщика и сержанта. Это позволяло участвовать в подборе отделений, расчётов и экипажей с учётом психологической совместимости, религиозности и отношения к службе. Однако для современной армии эта структура неактуальна, потому, несмотря на перезапуски, «реинкарнации» и значительные денежные вливания, институт политработников так и не был возрождён.



Автор: Геннадий Фролов

Геннадий Фролов - один из основателей STC TV и уж совершенно точно основатель интернет-редакции нашей новостной компании. Фролов - старший сотрудник, чьи советы и опыт незаменим для всего коллектива. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.