Польский спецназ проходил стажировку в Афганистане

В ночь на 26 сентября 2022 года произошел подрыв трех из четырех ниток трубопроводов «Северный поток-1» и «Северный поток-2». Шведские сейсмологи определили мощность взрывов, произошедших в точках возникших утечек газа. Сразу появились версии, кто мог провести диверсионную акцию против международных трубопроводов.

Исходя из подхода «Кому это выгодно?» кандидатов два – США и Великобритания, тем более, что были зафиксированы полеты американских вертолетов SH-60 «Seahawk» и базовых патрульных противолодочных самолетов P-8 «Poseidon» над районами взрывов. Но есть еще одна версия. Она кажется неправдоподобной, но только на первый взгляд – подрыв осуществили польские боевые пловцы. О позиции Польши написано много, повторяться не стоит. К тому же, в конце сентября был торжественно открыт подводный газопровод между Норвегией и Польшей «Baltic Pipe». В сентябре же в центральной части Балтийского моря проходили военно-морские маневры НАТО с участием американского УДК USS «Kearsarge» LHD-3 и, в том числе, и кораблей ВМФ Польши. Наконец, отряд боевых пловцов «Формоза» входит в «клуб» самых умелых подводных спецназов мира. В этой статье мы расскажем о польских морских диверсантах из отряда «Формоза».

Появление морского спецназа и боевых пловцов в разных странах произошло между Первой и Второй мировыми войнами. Об этом смотри цикл статей «Антология морских диверсий»: «Черный князь», «Джентльмены», «Тихий океан», «Немецкий вариант», «Холодная война и ХХI век» и «Советский Союз и Россия».

Польша, по понятным причинам, тогда этот компонент военно-морских сил не развивала. Разговоры о создания отряда морского спецназа начались только в конце 60-х годов ХХ века. В 1971 году Генштаб Войска Польского принял решение о формирования отряда боевых пловцов численностью 50 человек. Сложность была в том, что в социалистической Польше не было специалистов по этим вопросам, а создавать такой отряд под контролем СССР поляки не хотели. А вопросов было много – от методики отбора и подготовки будущих спецназовцев, до оснащения их соответствующей техникой и оружием. Только через два года, в Школе водолазов и аквалангистов, расположенной в Гдыне, была создана Исследовательская группа, которая должна была разработать соответствующие методики. Экспериментальный отряд состоял из 9 человек. Хотя планы были большие – в 1975 году развернуть дивизион, состоящий из 100 боевых пловцов. Набрать и обучить 100 человек поляки не смогли, поэтому планы скорректировали. Теперь было необходимо сформировать Отдел специальных действий в составе 3-й Флотилии (Wydział Działań Specjalnych 3.FO, WDS). Местом базирования была определена военно-морская база в Гдыне, первым командиром стал командор Юзеф Рембиш. Как и в других странах, отряд засекретили. Официально он назывался «Отдел водолазов 3-й Флотилии». В те годы 3-я флотилия ВМФ ПНР была, по сути, самым мощным и боеспособным соединением польского флота. В состав флотилии входили дивизион ракетных катеров (5 ракетных катеров проекта 205), дивизион торпедных катеров (8 торпедных катеров проекта 664), дивизион подводных лодок (4 дизель-электрических подводных лодок проекта 613) и эсминец УРО «Warszawa» (бывший советский эсминец «Справедливый» проекта 56АЭ). Именно 3-я флотилия должна была проводить наступательные и ударные операции.

Если с подготовкой самих пловцов поляки, в конце концов, справились, то с оснащением их соответствующим оружием и техническими средствами пришлось обращаться к Советскому Союзу. Боевые пловцы получили на вооружение пистолеты СПЛ-1 и подводные автоматы АПС. Для доставки боевых пловцов использовался аналог советской сверхмалой подводной лодки типа «Тритон-1М» проекта 907, стоявший на вооружении польского флота под названием «Błotniak» («Болотный лунь»). Достоверно неизвестно, то ли поляки купили у СССР лицензию на производство, то ли проектировали, что называется, «по мотивам», но «Błotniak» и «Тритон-1М» были очень похожи. В 1978 году был построен первый экземпляр, потом еще несколько единиц. Вся планируемая серия – 6 сверхмалых подводных лодок – не была построена. Основным средством доставки боевых пловцов стали подводные лодки проекта 613. Первоначально, удалось сформировать только одну специальную секцию – 30 человек и скоростной катер. Всего в составе WDS числились 35 человек: командир, штаб, три боевые группы по 6 человек и группа обслуживания – 10 человек и катер СМК-75М. В 80-е годы от понятия секция отказались и боевые группы стали автономными. Прикрытием для WDS стала гидрографическая служба флота. Интересная особенность. Первоначально, планировалось сформировать три секции, но эти планы реализовать не удалось. Неожиданным следствием этого стало понимание в польском ВМФ элитарности этого подразделения.

Местом постоянной дислокации польских боевых пловцов стала бывшая станция хранения и обслуживания торпед польского флота. Немного отвлекаясь, расскажем, что это за место. В конце 30-х годов в СССР, в Каспийском море у берегов Дагестана, был сделан искусственный остров, на котором построили цех №8 завода «Дагдизель». Завод выпускал торпеды, а цех №8 был испытательной станцией, где эти торпеды проверялись перед передачей их военным морякам. Об этом смотри статью «Таинственные острова. Цех №8 завода «Дагдизель». Кригсмарине приняло решение о строительстве подобного объекта для немецкого флота. Строить решили недалеко от захваченной польской Гдыни. Разница между советским и немецким объектами состояла в том, что Цех №8 был настоящим островом, а немецкая станция соединялась с берегом с помощью эстакады. После 1945 года, какое-то время поляки использовали её по первоначальному назначению. А потом передали «торпедовню» – так поляки называли станцию по обслуживанию торпед – под нужды своего спецназа. В польском флоте ещё с 50-х годов это место называют Формоза (Formoza), имея в виду остров Тайвань (Формоза – это историческое название Тайваня). Постепенно, это название стало официальным названием боевых пловцов ВМФ Польши.

В 1986 – 1990 годах командование флота планировало перевооружение морского спецназа, но на практике дело ограничилось передачей WDS двух 50-тонных транспортных катеров. Эпоха Польской Народной республики стремительно заканчивалась.

В начале 1990 года Отдел специальных действий был расформирован. С 1992 года боевые пловцы функционировали как специальные группы водолазов. Эти группы в период с 2002 по 2006 годы формально объединились в Секцию специальных действий. Польша вошла в НАТО, и морской спецназ стал принимать участие в конфликтах, в которых участвовал блок. Так, в 2002 – 2003 году, в Персидском заливе находилось судно снабжения ВМФ Польши «Kontradmirał Xawery Czernicki». Боевые пловцы из «Формозы» охраняли польский корабль под водой.

Возрождение морского спецназа Польши произошло 9 марта 2007 года, когда приказом командования ВМФ была сформирована морская часть специальных действий (Morska Jednostka Działań Specjalnych) – MJDS. Официально она имеет номе JW 4026. К началу 2008 года MJDS включили в состав сил специальных операций Польши. В октябре 2011 года MJDS была официально переименована в воинскую часть «Formoza» (Jednostka Wojskowa Formoza) JW Formoza. Популярное в польском ВМФ неофициальное прозвище стало официальным названием морского спецназа Польши. Местом базирования осталась бывшая торпедная станция под Гдыней.

Основой «Формозы» является боевая двойка – пара боевых пловцов. Три двойки формируют секцию, пять секций – это отделение. От прежней структуры осталась и группа снабжения. Спецназ «Формозы» может действовать как морской и сухопутный спецназ, они обучены десантироваться с транспортных вертолетов в воду. Морской спецназ должен выполнять задачи на море, под водой и на прибрежных объектах. Подготовка пловцов ведется и для ведения боевых действий в городе. Отряд имеет на вооружение современное стрелковое оружие. Для доставки пловцов используются надувные лодки и полужесткие надувные лодки RIB модели 733 с местом для пулеметчика на носу. Для транспортировки пловцов под водой используются подводные буксировщики.

Базовая подготовка новичков длится год. После этого начинается общий курс подготовки. Он длится три года. «Формоза» тесно взаимодействует с морским спецназом США, Франции, Германии, Украины, Израиля. Так, в 2013 году американские «котики» прибыли в Гданьск, где провели совместные учения с пловцами «Формозы». В 2008 году группа военнослужащих «Формозы» была направлена в Афганистан. В составе сводного отряда «Task Force 49» боевые пловцы воевали в Кандагаре. По официальной информации, эта командировка позволила наработать ценный боевой опыт. Во второй раз пловцы «Формозы» попали в Афганистан в 2011 году. В интернете участники событий рассказывают, что боевые пловцы занимались проведением разведки. В мирное время «Формоза» входит в состав сил быстрого развертывания НАТО. Как и боевые пловцы других стан (в том числе и России), «формозовцы» находятся на борту своих военных кораблей во время дальних походов. Так, в 2016 году они были на борту польского ракетного фрегата «Generał Tadeusz Kościuszko», который входил в состав 2-й постоянной военно-морской группы НАТО. Группа работала в Средиземном, Эгейском и Чёрном морях. В мирное время отряд обеспечивает безопасность визитов VIP-персон под водой.

Почему версия об операции «Формозы» по подрыву «Северных потоков» правдоподобна? По нескольким причинам.

Во-первых, американцы, которые, безусловно, являются главными бенефициарами последствий взрывов на трубопроводах, совсем не обязательно могли это сделать сами. Балтийское море не бескрайняя Атлантика, это море небольшое, прибрежные страны имеют эффективные средства мониторинга подводной обстановки, и вероятность, что правда об американской атаке может выплыть наружу, достаточно велика. Поэтому американцы могли поручить взрыв кому-либо из своих союзников.

Во-вторых, трубопровод – это достаточно лёгкая цель. Для его подрыва нужно просто положить рядом с трубой на дно какой-либо аппарат с большим количеством взрывчатки. Этот может быть телеуправляемый подводный уничтожитель мин, стоящий на вооружении тральщиков-искателей мин. Это может быть любой телеуправляемый подводный аппарат соответствующих размеров, в котором находится несколько сотен килограммов взрывчатки, или что-то подобное. Положить такой аппарат рядом с трубой вполне могли во время натовских военно-морских маневров. К этому надо добавить, что глубина моря в месте взрывов небольшая, несколько десятков метров.

В-третьих, за несколько дней до взрыва в Польше был введен в строй подводный газопровод из Норвегии «Baltic Pipe». С вводом его в строй, Польша получила возможность обеспечить себя газом, а о проблемах в отношениях Германии и Польши известно всем.

В-четвертых, руководство Польши наиболее агрессивно (наряду со странами Прибалтики) настроено по отношению к России. Но в Латвии, Литве и Эстонии очень небольшие вооруженные силы, и нет подводного спецназа. А Польша имеет мощный, хорошо оснащенный морской спецназ, который при контроле американцев вполне может провести такую, относительно простую, диверсию.



Автор: Евгений Решетников

Евгений Решетников - потомственный житель нашего города и ценитель его истории. Увлечен практической журналистикой и шведской ходьбой по Петербургу и его окраинам. Получил гуманитарное образование, что и сказалось на выборе жизненного пути автора. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.