При хронических проблемах концерн «Технодинамика» пытается стать «слишком большим, чтобы рухнуть»

Редкая неделя обходится без новостей, связанных с уголовными делами на предприятиях, связанных с интересами концерна «Технодинамика». Чем больше становится этот финансово-промышленный конгломерат, тем громче скандалы вокруг нет. За примерами далеко ходить не надо, достаточно посмотреть на затянувшуюся реконструкцию «Казанского авиационного завода». Стратегия концерна выглядит так, что проблемы одних предприятий он пытается решить за счёт поглощения других.

19 сентября СМИ сообщили об обысках в АО «Новосибирский механический завод «Искра» (НМЗ). Почти одновременно с этим на другом конце страны был задержан гендиректор ФКП «Завод имени Я.М. Свердлова» (г. Дзержинск) Юрий Шумский. Оба предприятия являются крупными производителями взрывчатых веществ. Однако порох здесь, по всей видимости, не главное. Летом люди в форме и в штатском нагрянули на «Сарапульский электрогенераторный завод» (СЭГЗ), который к взрывчатке отношения не имеет. Известный адвокат Шота Горгадзе не исключил, что речь может идти о попытке захвата предприятия.

«Версия» изучила обстоятельства упомянутых выше уголовных дел и нашла между ними немало общего. Мы пока не делаем никаких выводов, но три факта невозможно игнорировать. Первый: предприятия успешные и генерируют стабильную прибыль. Второй: «Технодинамика» либо имеет долю в капитале этих компаний, либо планирует в него войти. Третий: оперативники и следователи приходят на заводы с проверками по материалам из «старых папок». Судите сами…

В день обыска на заводе «Искра» появились также сообщения о задержании гендиректора Сергея Кондратьева, которые затем были опровергнуты – то ли ничего не нашли, то ли обыски были частью какой-то подковерной игры против предприятия. По крайней мере, шума вокруг этих событий получилось немало.

В начале 2022 года, судя по всему, в рамках того же уголовного дела были арестованы бывший заместитель гендиректора «Искры» Олег Миргородский и бизнесмен Константин Еремин. Фигурантов подозревают в мошенничестве и коммерческом подкупе (ст. 159, ч. 4 ст. 204 и п. «б» ч. 3 ст. 204 УК РФ). Насколько можно понять, дело связано с поставками на НМЗ полиэтилена в 2016-2018 годах.

Но если в этих сделках была коррупционная составляющая, почему силовики зашевелились только сейчас? Как-никак, новосибирский завод «Искра» относится к стратегическим оборонным предприятиям, деятельность которого регулярно проверяют все – от независимых аудиторов до ФСБ.

Ну и что, спросите вы? А то, что на момент задержания Олег Миргородский возглавлял ФКП «Пермский пороховой завод». Вопросы к нему по сделкам 4-6-летней давности возникли у силовиков аккурат накануне конкурса по выбору нового гендиректора.

Мы, конечно, ни на что не намекаем, но ещё в ноябре 2020 года «Коммерсант» сообщил о возможном изменении схемы управления ФКП «Пермский пороховой завод», в результате чего его намеревались ввести в периметр бизнеса «Технодинамики».

Что касается Юрия Шумского, то он проходит по уголовному делу, возбуждённому по той же самой «резиновой» статье – ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере). «Резиновой» её называют потому, что, как считают многие правозащитники и адвокаты, при желании следователя под эту статью можно подвести практически любую финансово-хозяйственную деятельность. С материалами дела мы не знакомы, но не можем не обратить внимание на последовательность событий. Фигурант возглавил государственный пороховой завод в июне 2020 года. В феврале 2021-го стало известно о подготовке предприятия к вождению в концерн «Технодинамика».

Ещё один важный момент: дело, по которому был задержан Шумский, было возбуждено в конце 2020-го и до последнего времени фигурантов в нём не было. Вина директора в суде пока не доказана.

Что касается событий на «Сарапульском электрогенераторном заводе», то, как рассказывала «Версия», масштабные обыски там состоялись в июне этого года. Однако коллектив так и не понял кого и в чём могут подозревать правоохранительные органы. Необъяснимая «спецоперация» многих выбила из колеи. Некоторые работники до сих пор опасаются остановки работы предприятия, которое имеет в Сарапуле статус градообразщующего.

Обыски прошли также в доме бывшего гендиректора СЭГЗ Сергея Мусинова. Никаких обвинений ему до сих пор не предъявлено, по крайней мере, в открытых источниках информации об этом нет. По словам Мусинова, силовиков интересовали события 10-летней давности…

В общем, странные дела творятся. И ни одну из этих историй не получится рассказать без упоминания АО «Технодинамика». Концерну принадлежит 25,5% акций СЭГЗ, его генеральный директор Игорь Насенков входит в совет директоров сарапульского предприятия.

По сведениям из открытых источников, в 2018 году (более поздние данные отсутствуют) выручка концерна составила 5,7 млрд рублей, прибыль – 599 млн рублей. С тех пор промышленный холдинг, в котором у государства остался только контрольный пакет акций, стремительно расширяется. «Технодинамику» интересуют не только пороховые и авиационные заводы, но также производители радиоэлектронного оборудования и металлургические предприятия. Например, в июне 2020 года концерн увеличил до 84% свою долю в АО «Каменск-Укральский литейный завод» (КУЛЗ), ранее принадлежавшем «Уралвагонзаводу».

Менеджмент концерна, по всей видимости, не вполне справляется с таким быстрым ростом. Чего стоит одна лишь история с до сих пор незавершенной реконструкцией казанского авиазавода (КАЗ), на которую государство потратило порядка 30 млрд рублей. КАЗ, который является филиалом ПАО «Туполев» начали модернизировать в 2016 году с тем, чтобы восстановить производство стратегических бомбардировщиков Ту-160. Генеральным подрядчиком был назначен местный Гипронииавиапром (КазГАП). В 2019 году стало известно, что он находится на грани банкротства из-за долга в 1,2 млрд рублей.

Собственник и гендиректор КазГАП Борис Тихомиров продал институт «Технодинамике». Вскоре после этого бизнесмен скончался, а противостояние между институтом и субподрядчиками по модернизации КАЗ как будто вышло на новый уровень. Если коротко, то руководители десятка строительных фирм также заявили, что оказались на грани разорения и даже обвинили в этом КазГАП. Дескать, институт передавал им некачественную проектную документацию, ошибки исправлял несвоевременно, что вело к простою, увеличению стоимости и сроков работ. Кроме того, считают строители, КазГАП не оплачивал работы по устранению недочетов в проектах, которые они проводили самостоятельно, а затем просто начал расторгать договоры.

Субподрядчики по модернизации казанского авиазавода направили в адрес главы Татарстана Рустама Минниханова обращение о противоправной деятельности КазГАП. Вся эта история уже получила продолжение в виде длинной череды арбитражных разбирательств и заявлений в правоохранительные органы, поступивших с обеих сторон. На фоне этого модернизация КАЗа, который изначально планировалось ввести в строй в 2020 году, по-прежнему далека от завершения. «Деньги освоены, а результата нет», – комментирует ситуацию один из субподрядчиков.

События вокруг КазГАП, после того как институт был выкуплен «Технодинамикой», можно считать показательным. Едва ли не каждая сделка концерна сопровождается большим шумом, а недовольство региональных властей и делового сообщества возникает явно не из воздуха. Тем более, что люди, занимающие в «Технодинамике» высокие должности, часто тянут за собой вполне конкретный шлейф с предыдущих мест работы.

Взять хотя бы самого Игоря Насенкова, вопросы к которому могут быть ещё по его деятельности в АО «Концерн радиоэлектронные технологии», или руководителя службы безопасности «Технодинамики» Александра Первухина. Последний в течение семи лет возглавлял МВД по Удмуртии и ушёл с должности не без скандала. При Первухине в республике случился громкий конфликт вокруг агрохолдинга «Комос Групп». Начинался он, к слову, примерно также, как и в случае с «Сарапульским электрогенераторным заводом». После серии обысков, не подкрепленных ничем, кроме туманных обвинений, руководство «Комос Групп» заявило о давлении на бизнес и угрозах в свой адрес.

Что, если именно эта история привлекла внимание руководства «Технодинамики» при трудоустройстве господина Первухина? Здесь снова трудно пройти мимо финансовых показателей. По итогам 2018 года сарапульский завод получил прибыль в 551 млн рублей, что всего на восемь миллионов меньше, чем у гигантского холдинга.

Повторим: представители «Технодинамики» присутствуют в совете директоров СЭГЗ. Однако, если прислушаться к претензиям, которые пытаются предъявить руководству завода силовики, получается, что никаким контролем Игорь Насенков и его сотрудники там не занимались. Неужели уважаемые топ-менеджеры предпочли просто получать деньги, которых в последнее время в концерне явно стало меньше? На этом фоне «Технодинамика» может стремиться обрасти новыми промышленными активами, способными генерировать стабильный финансовый поток. Правда, решать реальные проблемы заводов финансисты, по всей видимости, не вполне готовы.



Автор: Евгений Решетников

Евгений Решетников - потомственный житель нашего города и ценитель его истории. Увлечен практической журналистикой и шведской ходьбой по Петербургу и его окраинам. Получил гуманитарное образование, что и сказалось на выборе жизненного пути автора. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.