Зачем в Санкт-Петербурге возрождают ларьки и уличную торговлю

Во многих крупных городах (особенно в Санкт-Петербурге и в Москве) последние лет пятнадцать сносили ларьки и стремные торговые павильоны, как не соответствующие по внешнему виду, антуражу и культурности. И вот неожиданно Смольный объявил — в ближайшее время во второй столице появится около двухсот торговых точек, которые в Питере в 90-е называли киосками, а то и лабазами.

Киоск — это да, опять-таки питерский вариант ларька, особенности говора, такой советский вариант торговой точки, где были газеты и сигареты. Но в Питере 90-х — еще и водка со сникерсом. Зато лабаз — вещь понятная для всех российских людей со стажем. Автор в подростковом возрасте наблюдал, как в Приморском районе культурной столицы к ларьку вечером подъехал на иномарке «бык» или «торпеда» — бандит, в общем. Нагло затарабанил кулаком, видимо, ларек-марёк, как тогда их называли, был под его «крышей», и бесплатно взял джентльменский набор: литровую водку «Зверь», банку корнишонов, шоколадку, фисташки и презервативы. А еще было такое понятие как «стекляшки» — такие модульные прозрачные павильоны, где дешево наливали водку, а на закуску — только черный хлеб с сосиской. Не зря в популярной песне «Я хочу обратно в 90-е» есть фраза: «Где «стекляшки», где кастеты, с Чаком Норрисом кассеты…». Все эти питерские ларьки-марьки можно увидеть в первых сезонах «Улиц разбитых фонарей».

Сносы доходили до полиции

Выглядели такие павильоны, а они были и на Невском, довольно неприглядно, создавая вокруг злачную ауру. Помнится, с ними начали бороться накануне масштабного празднования 300-летия Санкт-Петербурга, то есть в 2003 году. Тогда из федерального бюджета были вбуханы огромные средства на ремонт фасадов в центре города, да просто, так сказать, на облагораживание. Но по-настоящему сносом неприглядных павильонов невские власти занялись десять лет спустя. И процесс шел непросто, ведь срок аренды порой был на 25 лет. Характерный снос случился у метро «Проспект Большевиков» в 2014 году — там между станцией и Ледовым дворцом размещался с 1990-х мини-рынок, около двадцати ларьков крайне затрапезного вида. Казалось бы, уже другие времена, глубоко 21 век, на хоккей мимо этого зрелища губернаторы ездят, а поди ж ты. В обычное время лабазы продавали всякую всячину, но, главное, были дешевые разливухи. Соответствующая публика стекалась со всего района. А когда был хоккейный матч, очереди из желающих остограммиться начинались от метро — работали сразу три дамы на разливе. И когда такой парадиз стали сносить, многие грудью встали на защиту — дошло до столкновения с полицией. Как, кстати, и спустя два года, когда рядом с этим же метро ликвидировали автолавки. Полиции пришлось поработать. Более того, сносы ларьков и павильонов массово проводились еще в прошлом году у семи станций метро. Тем удивительнее, что в том же 2021 году власти взялись, во всяком случае на словах, за поддержку ларечной и лоточной торговли. А недавно Смольный принял решение об открытии в городе до конца года ста ларьков. Еще столько же появится в 2023 году. Получается, чиновники одной рукой рушат малый бизнес, а другой поддерживают? В чем тут дело?

Кого надо нога

За ларьки, киоски, павильоны и прочее в Санкт-Петербурге отвечают сотрудники комитета по контролю за имуществом в тандеме с подведомственным центром повышения эффективности использования государственного имущества. Они как раз и пресекают, вместе с правоохранителями, незаконную торговлю. Обычно это бывает летом, когда фрукты и овощи продают, устраивая импровизированный базар прямо у метро или на газонах. Также популярна продажа контрафактных сигарет. Сотрудник комитета пояснил корреспонденту «Нашей версии» в духе «это кого надо нога»: «Не надо путать те ларьки, часто безобразные снаружи и антисанитарийные внутри, с новыми, которые будут. Эти торговые помещения, выполненные по единому образцу, будут принадлежать городу, администрации, и сдаваться в аренду. В основном для продавцов сельхозпродукции. Те же фермерские хозяйства Ленинградской области, которым невозможно пробиться на прилавки крупных торговых сетей, получат возможность реализовывать свою продукцию». А председатель комитета по промышленной политике, инновациям и торговле администрации города Кирилл Соловейчик добавил, что «Москва уже пошла этим путем, а ларьки внешним видом будут больше напоминать павильоны».

Казалось бы, все хорошо, идея здравая. Но есть нюансы, весьма подозрительные.

Игра в монополию

Тот же Кирилл Соловейчик сказал, что первые ларьки будут приспособлены под продажу прессы. Но это в Санкт-Петербурге уже проходили и проходят. В городе павильоны «под СМИ» уже окрестили киосками-оборотнями. Дело в том, что по местному закону сейчас нельзя размещать ларьки вблизи метро (ближе 50 метров), но исключение сделано для газет и журналов (еще цветов). В итоге у большинства станций метро мы видим киоски с крупной надписью «Пресса», где лежат пару пожелтевших от старости газет, а продается, и весьма бойко, кофе на вынос ведущих брендов. И еще аксессуары для телефонов. В принципе, по закону торговля прочими товарами в таких павильонах разрешена, но только если они занимают не больше 30% от общей площади. Ситуация же ровно наоборот. Всего таких киосков в Петербурге около семисот.

В принципе для горожан это не проблема, кофе они любят больше, чем газеты, однако все-таки закон есть закон. И вроде Смольный вплотную занялся этим жульничеством. А вот в случае с новыми ларями проблема может быть актуальней. На условиях анонимности близкий к правительству Ленобласти источник рассказал: «По моим данным, под видом прессы, а позже и без вида, торговать будет весьма известный в области агрохолдинг, причем, получит получит аренду на весьма льготных условиях. Есть прогноз, что к середине 2023 года ларьков подобного рода станет не 200, как объявил Смольный, а целых 300, и даже чуть больше. Расположены они, конечно, будут в выгодных местах, близ метро, а потому доходы ожидаются колоссальные. Сейчас трудно подсчитать хотя бы приблизительную сумму в день, но овчинка точно стоит выделки».

Что ж, если инсайд верен и правдив, то стоит уже сейчас наводить справки местной ФАС. Хотя обычно такие монопольные договоры разбивают на несколько фирм, и подкопаться сложно. Но вообще для горожан данная затея может оказаться в плюс — фрукты и овощи в торговых сетях Санкт-Петербурга очень плохого качества. Если сказать мягко — невкусные. А свежие сельхозпродукты из области просто не могут пробиться на питерский рынок. Посмотрим скоро на главное — почём они будут? Сейчас для горожан качество может отойти на второй план после цены вопроса.



Автор: Ирина Ермольева

Ирина Ермольева - самый молодой сотрудник STC TV, однако в нашу профессию она попала не случайно. И пусть она только еще заканчивает свой первый ВУЗ, мы видим, что ее ждет яркое будущее и профессиональный успех. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.