Как сейчас живётся в странах западной Европы

Со страниц газет и экранов не сходят Прибалтика и Польша, уполномоченные раздувать антироссийскую политику. А как живут их соседи, решившие кто добровольно, а кто и вынужденно сесть на энергетическую диету? Мы проехали по 10 государствам Центральной и Южной Европы, посмотрев, как там живётся.

Колесить по загранице приятно – границ не много и пересекать их очень легко. Не нужно выходить из машины: суёшь в окошко паспорта, и никто даже не проверяет их соответствие личностям пассажиров. Много скоростных дорог с тоннелями. Правда, платных. Ну и, конечно, пресловутый орднунг – порядок, который от немцев распространяется к соседям. Недавно в уральском городке пьяные отморозки на бешеной скорости протаранили «скорую помощь», погибли пять человек. И ведь это не единственный случай. В Австрии тоже несколько лет назад нашёлся охотник погонять на дикой скорости. Полиция через мегафон потребовала, чтобы он остановился. А когда тот продолжил мчаться – застрелила. С тех пор «гонщиков» больше не было. И такая строгость во всём. Штрафы за рыбалку без лицензии достигают 7 тыс. евро. А чтобы получить лицензию, надо пройти специальные курсы, где тебя научат умерщвлять рыбу с наименьшими для неё страданиями.

Но что особо поражает в сегодняшней загранице – резко выросшие цены. Парковка днём возле речного вокзала Вены обошлась дороже 40 евро (около 2500 руб­лей). Если добавить ещё и ночную парковку, то получится дороже, чем сутки в скромном отеле на двоих. При этом ещё совсем недавно суточная парковка ценой в 20 евро считалась дорогой.

Дорожает и всё остальное. Хотя всё-таки встречаются «оазисы» дешевизны. Плотный обед на четверых в Венгрии по стоимости обошёлся как лёгкий завтрак на одного в Австрии в заведении такого же уровня. Но эта неравномерность быстро заканчивается. Практика ездить за продуктами и бензином за границу привела к тому, что на топливо для машин с иностранными номерами венгры установили повышенную цену. Скакнули и цены на другие товары – рынок есть рынок.

Зато повезло в Турции. Резкая девальвация местной лиры создала зону фантастически низких цен. Полуторалитровую бутылку воды купили за 12 рублей. В ресторане с видом на Босфор обильный обед из морепродуктов на двоих обошёлся меньше чем в тысячу рублей. Одежда тоже дешёвая. Но счастье не бывает долгим – наплыв туристов резко цены подравнял. Наверное, не случайно, что такие оазисы возникают там, где нет энергетического садомазохизма. В той же Венгрии цены на газ в 11 раз ниже, чем в Нидерландах.

При всём при этом выросли цены на базовые потребности, отчего европейцы теперь трижды думают, стоит ли потратиться на удовольствия. Пустуют пляжи Черногории. Лет 10 назад довелось побывать в Вене глубокой осенью. У дворца Хофбург стояла вереница прогулочных экипажей, запряжённых лошадьми. Сейчас, в разгар туристического сезона, они единичны, хотя цены с тех пор не выросли. В хорватской столице Загребе тоже малолюдно. Владелец двухэтажного автобуса, который был произведён в Англии в 1960 году, чуть не силой затягивает в свой раритет одиноких туристов. Сетует: «Наш город 3 раза признавался лучшим туристическим городом Европы. Побеждал Мадрид, Париж и Вену».

Сейчас город даже в воскресный день пуст и депрессивен. Лучший индикатор экономики – строительные краны. Так вот в центре Загреба их всего два: на восстановлении главного католического собора и дома архиепископа, пострадавших два года назад при землетрясении, и ещё пара на окраине. В соседних Сербии и Боснии, где себя на энергодиету не сажали, в небольших городках кранов больше.

Из-за подорожавших энергоносителей люди начинают жить по принципу «не до жиру, быть бы живу». Знакомые в Чехии подсчитали, что на отопление дома бабушки зимой будет уходить вся её пенсия. В Австрии, несмотря на засилье ветряков, для отопления ещё используют и дрова. Причём все запасы дров были распроданы уже в июне.

Дорожает и рабочая сила. В курортном немецком городке мы не смогли пообедать – с двух до пяти кухня закрывается. Вечером работали только два питейно-кондитерских заведения. Раз заполняемости нет – работать невыгодно. При этом рабочей силы не хватает. Такой же дефицит обслуживающего персонала на озере Балатон. 200 тыс. вакансий в Португалии. Богатые страны покрывают дефицит за счёт более бедных соседей. В Вене третий подряд таксист оказался сербом. На вопрос, есть ли в городе таксисты из других стран, ответил: «Есть. Арабы, в основном из Египта». Попался нам и такой. Он почему-то представился турком и сносно говорил по-сербски. В этой ситуации очень могут прийтись ко двору и украинцы.

Особо поражает в сегодняшней загранице – резко выросшие цены. Парковка днём возле речного вокзала Вены обошлась дороже 40 евро (около 2500 рублей)

Об этом откровенно говорят местные функционеры. Украинцам не дали статуса беженцев. На год они «лица, нуждающиеся в защите», а дальше или встраивайся в местную жизнь, или езжай на горячо любимую родину. Встраиваться из-за незнания языка и обычаев весьма болезненно. Пытающиеся заработать дополнение к пособию жалуются на каторжные условия низкооплачиваемого труда. Что делать, Европа очень прагматична и повела себя с вновь прибывшими как в известной песне про чужбину: жарко обнимала, да только не любила.

Удивило практически полное отсутствие демонстрации солидарности. В Вене, Братиславе кое-где ещё можно заметить украинские флаги на балконах и в окнах домов. Но это скорее исключение. Понятно отсутствие символики в Сербии и Боснии. Но и в пронатовских и проевропейских Хорватии, Черногории, Словении она тоже отсутствует. Плотно объехав и протоптав миллионный Загреб, ни одного флага мы не увидели. Зато есть буква Z – как бренд местного трамвайного управления. Полно её и в других городах в виде логотипа известной швейцарской страховой компании. Его на волне хайпа хотели даже сменить, но листовки и билборды с ним повсюду.

А ведь украинцев везде много. Получается, они сами убрали флаги, не носят значки с национальной символикой, как раньше. И это не случайно. Одна из беженок рассказала, что многие перестали бывать на земляческих собраниях, хотя до сентября пользование общественным транспортом для украинцев бесплатное. Такая «маскировка» не случайна.

«Шестёрки» днепропетровского авторитета избили в Вене сделавших им замечание таксистов. Один попал в больницу. Для болезненно законопослушных австрияков это шок. Как и мутная история с пьяным украинским дипломатом за рулём. А ведь именно такие истории попадают в СМИ. Кто-то что-то украл, у кого-то мужа увели, где-то началась нездоровая конкуренция с местными проститутками, у радушных хозяев сожгли дом в «благодарность» за гостеприимство. Понятно, что и отношение к антироссийским санкциям меняется. Согласно опросам против них выступает половина тех же австрийцев. Среди людей старше 50 лет – подавляющее большинство. В более бедных и менее толерантных странах антисанкционщиков гораздо больше.

Во время поездки мы повсюду говорили по-русски и нигде не встретили не то что враждебного, но и даже неприязненного отношения. Так что во время крат­косрочных путешествий с русофобией вы вряд ли столкнётесь. Хотя бы потому, что и украинцы разговаривают по-русски, иногда очень забавно переходя с мовы на «язык врага». Хотим развеять и другой миф. Панике в Европе, как представляют иные СМИ, пока нет, скорее уныние и недовольство. Но нет пока и холодов, которые, как всегда, богатые переживут легче бедных.



Автор: Геннадий Фролов

Геннадий Фролов - один из основателей STC TV и уж совершенно точно основатель интернет-редакции нашей новостной компании. Фролов - старший сотрудник, чьи советы и опыт незаменим для всего коллектива. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.