Овсянникова служит России?

Я был едва ли не единственным, кто потребовал не наказывать Марину Овсянникову за хулиганскую выходку в прямом эфире центрального телеканала. Как показало весьма короткое время, это было самое правильное решение.

Овсянникову не стали преследовать уголовно и дали возможность уехать в Германию. Там из неё попытались сделать борца с режимом и великую пацифистку. Вручили премию Вацлава Гавела. Попытались вручить ещё одну медийную премию, первым лауреатом которой был Михаил Горбачёв. Даже объявили, что она получит её вместе с Зеленским и Тихановской. Но общественность возмутилась. За несколько часов до вручения своим недоумением поделилась и Тихановская. В результате без всяких объяснений премию Марине не вручили.

Вообще на политическом поле всё сразу не задалось. Сначала она заявляла в интервью, что русофобия и санкции, направленные на всех россиян, недопустимы, но, оказавшись не в западном мейнстриме, тут же «переобулась». Заявила, что россияне несут коллективную вину, а она себя с ними не хочет никак ассоциировать и резко становится украинкой, вернув девичью фамилию Ткачук. Хотя запоздалая украинизация, как и затянувшееся почти на 30-летие прозрение по поводу работы на госканалах, доверия в массах не вызвала.

Многочисленные протесты вызвало и трудоустройство Овсянниковой внештатным корреспондентом в шпрингеровскую газету WELT, где она должна была работать из России и Украины. Во-первых, митинги провели представители зарубежных украинских общин. Во-вторых, скептицизм проявили представители журналистского сообщества. Ведь поступок Овсянниковой никак не вписывается в этику профессии, и на Западе он закрыл бы ей дорогу в журналистику, но… ради политической конъюнктуры проявили двойной стандарт. Тем более что трудоустройство стало хорошим пиаром для газеты, в чём её тоже не преминули упрекнуть. Возмутились и «идейные» медиаборцы, которые не могут найти прокормления по специальности за границей. А тут…

Полной катастрофой оказался и визит «украинки» на историческую родину, куда она, по её словам, приехала помочь власти. Чисто функция независимого журналиста, который по всем канонам от любой власти должен держаться как можно дальше. Увы, услуги были гневно отвергнуты. Не состоялось ни интервью с Зеленским, ни очередное разоблачение Бучи и Харькова, а представитель одесской администрации назвал её «меди-мразью». О хейте в интернете и вовсе говорить не стоит. Запланированная в Киеве пресс-конференция, на которой Овсянникова собиралась поведать о кознях российской пропаганды, не состоялась. Коллеги не захотели её слушать.

Вот как описывает окончание гастролей сама Овсянникова: «В итоге служба WELT эвакуировала [меня] самыми невероятными путями. Я даже от страха отказалась встречаться [с советником главы МВД Украины Антоном Геращенко, который предложил провести интервью вместо пресс-конференции], он меня сразу внёс в базу «Миротворец», и я убежала. Это был какой-то ужас, мы с трудом выехали на машине через Румынию».

Необходимой для журналиста храбростью Овсянникова явно не страдает. Ведь не грозила ей ни физическая расправа, как «немецкой» журналистке, ни даже заточение. Испугалась негатива в сетях. Да и чисто профессио­нальный уровень оказался ниже плинтуса и вызвал насмешки. В частности, возмутил лживый пассаж: «Миллионный город опустел. Почти половина его жителей уехали. Остальные живут в постоянном страхе…» Между тем из более чем миллионной Одессы уехали не более 200 тыс. человек, и многие уже возвращаются. И как можно по собственной трусливости судить о мужественных и неунывающих одесситах?

Овсянникова так и не поняла, что путь на Украину для неё закрыт. Она удивляется: почему я не могу приехать в город, где живут две мои двоюродные сестры и похоронен отец? Оправдывается: я не работаю на ФСБ – не такая тупая. Скромности ей не занимать, чего нельзя сказать о логике. Утверждает, что на телевидении занималась только технической работой и что совесть её чиста, хотя до этого разыгрывала кающуюся Магдалину. Опять же непонятно, как она собиралась выступать экспертом по пропаганде. Это всё равно что уборщица или секретарша банка решила бы поведать о тонкостях финансового менеджмента. Итоги своей пацифистско-журналистской деятельности она подводит так: «В какую тюрьму я должна сесть: в российскую или в украинскую?… Мои личные результаты борьбы с бессмысленной войной». А может, с бессмысленной борьбой?

Вылет пробки из бутылки с шампанским – всегда будоражащее событие, но главным всё равно является наслаждение вином. А здесь бутылка оказалась совершенно пустой, в чём быстро убедились все, начиная от Тихановской и кончая читателями «шедевров» независимой журналистки. По известной поговорке: «Услужливый дурак опаснее врага» Овсянникова нанесла ущерб тем, кому яростно подрядилась помочь.

Она, как лакмусовая бумажка, как термометр, показала ситуацию в политической элите Украины. Параноидальная подозрительность, ненависть ко всем россиянам, даже тем, кто готов превратиться в украинца и рабски помогать. Такие годятся для разового использования. Ведь Зеленский похвалил выходку в телестудии. Но не только не дал интервью Овсянниковой, за которым она приехала, но и ни словом за неё не вступился. Цунами злобы и ненависти сделало бессильным даже его. Тренд задан экстремистами. Как посоветовал один из комментаторов в интернете: «Нацистов видели? Они есть! Убегайте!» Хорошо, что написал на украинском языке, которого Овсянникова не знает, а то умерла бы со страху.

История вскрыла и методы работы «независимой» западной прессы, которая сама занимается пропагандой. Гендиректор информагентства «Интерфакс-Украина» Александр Мартыненко сообщил, что несостоявшуюся пресс-конференцию в агентстве попросила организовать газета WELT, при посредничестве нидерландской волонтёра-благотворительницы Мариам Ламберт и украинской общественной и медийной организации «Стоп коррупции». Хотя задача журналиста – задавать вопросы, а не давать обличительные пресс-конференции. Кстати, как же теперь сможет освещать события в России и на Украине Овсянникова? Или её, как куклу, будут возить по безопасным западным странам для пресс-конференций?

Вызывая жалость, она заявляет, что в России ей грозит 15 лет тюрьмы, что мать и старший сын отказались с ней общаться, а муж подал в суд. Самое время развеять её опасения и гарантировать новоявленной украинке безопасный приезд в страну, где она выросла. И какую-нибудь техническую работёнку подыскать. Хотя после продемонстрированного ею профессио­нального уровня найти её будет непросто.


Автор: Владимир Ковригин

Владимир Ковригин - администратор и вебмастер сайта STC. Если у нас что-то не работает, то виноват он. Но объективно, для всей редакции STC загадка: как он может сочетать знания в с технических и общественных областях? Именно это делает его произведения уникальными и узнаваемыми. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.