Как отмена масочного режима повлияет на раскрываемость уличных преступлений

Недавно Следком Санкт-Петербурга запросил у Смольного резкое увеличение камер видеонаблюдения, в том числе распознающих человека по походке. Какие громкие преступления камеры помогли раскрыть, а какие странным образом «скрыли»?

Следственное управление Следственного комитета по Санкт-Петербургу весной этого года за подписью и.о. главы ведомства Марины Парастаевой направило официальное письмо на имя губернатора Александра Беглова. Там проанализирована статистика раскрытия преступлений в регионе за 2021 год, указано, что раскрываемость составила 95%, но в конце образовалась убедительная просьба увеличить количество государственных камер видеонаблюдения, а, главное, прикупить самые-самые умные. Те, которые могут распознать человека даже по походке, что весьма актуально в масочный режим. Он в Санкт-Петербурге официально закончен с 27 мая, но многие горожане по-прежнему носят СИЗ, и в Следкоме опасаются, что этой маскировкой активно пользуются и преступники. И вот такие официальные строки письма: «На сегодняшний день существуют разработки, которые позволяют идентифицировать людей в плотном потоке, исходя из их походки, движений тела, в том числе даже если они в масках, очках или у них накладные бороды». Также в СК полагают, что техника дошла до возможности «осуществлять поиск лиц, в чьём поведении возможны отклонения от нормы, или, например, с помощью измерения температуры тела и анализа маршрута передвижения найти человека, оставившего на станции метро подозрительный предмет».

«Безопасный город»

Действительно, в мегаполисах огромное количество преступлений раскрывается при помощи записей камер уличного наблюдения, и не уличного тоже. При этом получается так, что камеры покупает и обслуживает Смольный, а пользуются ими полицейские и следователи. В Санкт-Петербурге действует специальная местная правительственная программа «Безопасный город», а отвечает за нее комитет по информатизации. Как сообщают в ведомстве, сейчас так называемых «городских» камер работает около 65 тысяч штук (по данным полиции — 52 тысяч), а в очень обозримом будущем их число планируется увеличить до 179 тысяч. Сейчас, по понятным причинам, напрягает тот факт, что около 40 тысяч имеющихся камер иностранные, а многие другие — с иностранными комплектующими. И еще одно напряжение конкретно по теме — как же будут умные камеры в ближайшем будущем распознавать человека по походке? Из ответа комитета информатизации правительства города: «Для реализации упомянутого функционала (распознавание людей по походке, идентификация в потоке с медицинской маской и т.д.) планируется использовать специальное программное обеспечение. Для внедрения нововведений обновления действующих камер не требуется».

Такой ответ вызывает, конечно, новые вопросы.

Камера распознала террориста

И не случайно, потому что акцент на умные камеры был сделан в Санкт-Петербурге еще в 2016 году — на станциях метрополитена. Первая появилась в тот год на станции «Ладожская». Сейчас такие «терминаторы», которые теоретически могут распознавать лица, которые внесены в базу ГУ МВД как «разыскиваемые», висят на 23 питерских станциях. Они абсолютно все иностранного производства, что опять же проблема по нынешним временам. Главное, что камеры в выявлении разыскиваемых преступников никак особо не помогли, как рассказывают оперативные сотрудники УГРО главка. Хотя казалось бы есть громкий прецедент — задержание, арест и последующее осуждение в том числе к пожизненному сроку 11 террористов, совершивших теракт в Санкт-Петербурге в 2017 году на станции метро «Технологический институт». Тогда погибло 16 человек, включая смертника Акбаржона Джалилова.

Однако его распознала как бы «обычная» камера на станции «Академическая» (при входе на эскалатор), которая никак не могла совершать «умные нейронные» действия, поскольку такого преступника просто не было в ее базе. Не было — тогда как? По фото паспорта, говорят или, скорее, предполагают, некоторые специалисты. Однако подробности сразу были засекречены управлением ФСБ по Санкт-Петербургу, что, конечно, в праве чекистов. Другое дело сама технология, если она как раз в данном случае сработала, осталась загадкой. Потому общественности и трудно оценить эффективность умных камер.

Не всегда беру с собой видеокамеру…

Камеры, умные или простые, давно стали привычным антуражем как видовых домов в центре, так и в спальных районах. Конечно же, в казенных учреждениях, кафе, торговых центрах, да много где. Но в Санкт-Петербурге в последние годы случилось минимум два колоссальных скандала, напрямую связанные с камерами видеонаблюдения, там, где они просто обязаны быть. И быть под самым строжайшим контролем. И эти ЧП напрямую говорят, что человеческий фактор может загубить любую технику.

«Наша версия» писала в 2018 году, как в отделе полиции по Невскому району странным образом погиб Руслан Клычев. Его задержали за административное правонарушение (был пьян, нецензурно выражался), а в камере он якобы спустя три часа совершил самоубийство. Используя предметы, которые при проверке должны изыматься. Камера ИВС, как и положено, была оборудована камерой видеонаблюдения, однако каким-то образом она «немного поломалась» в момент смерти задержанного. Следователям СК так и сказали в полиции на голубом глазу. Насколько известно корреспонденту «Нашей версии», никто ответственности, хотя бы административной или дисциплинарной, за смерть Клычева не понес. Он же отправил жене еще из машины полиции, в которой его везли, фото синяков и ссадин…

В том же 2018 году в новом следственном изоляторе «Кресты-2» также умер бизнесмен Валерий Пшеничный. Не будем рассказывать про его уголовное дело, оно любопытное, с ним можно ознакомиться здесь, но главное, камеры слежения опять-таки отключились на момент его смерти. Совпадение? Судмедэксперты установили, что у повесившегося Пшеничного был сломан позвоночник, имелся ожог на языке от кипятильника, найдены биоматериалы в анальном отверстии. И таких случаев внезапных сбоев в работе видеокамер в Санкт-Петербурге немало. Складывается впечатление, что даже техника «отворачивается», глядя на вопиющие безобразия.

Конкуренция и рынок

Конечно, в вопросе видеокамер нельзя не затронуть коммерческий момент и конкуренцию. Уличные камеры делятся на условно «городские» и «частные». Первые обслуживает упомянутый комитет по информатизации Смольного (через СПб ГКУ «Городской мониторинговый центр»), вторые — владельцы конкретных домов, заведений, помещений. Рынок воюет сейчас нешуточно — не будем приводить названия игроков, чтобы не делать рекламу, но отметим, что лоббизм компаний в отношении правительства города велик. Это же бюджетные средства. К примеру, прямо сейчас между несколькими обслуживающими компаниями идет война за контракты от Смольного на установку видеодомофонов, которые стали модными с 2018 года. Такие устройства позволяют 24 часа в сутки контролировать внутридомовое, лифтовое пространство, а также часть улицы у входной двери. Там свои интриги, конкуренция и рынок, так сказать, но на общей безопасности граждан «видеоглазок», конечно, отражается положительно. Как сказал на этот счет знакомый оперативный сотрудник полиции автора: «В нашем деле, как мы смеемся, «вуайеризм» только помогает. Чем больше картинок, тем быстрее находится злоумышленник. А то, что порой камеры не срабатывают, это вопрос не к ним, а к конкретным людям».


Автор: Евгений Решетников

Евгений Решетников - потомственный житель нашего города и ценитель его истории. Увлечен практической журналистикой и шведской ходьбой по Петербургу и его окраинам. Получил гуманитарное образование, что и сказалось на выборе жизненного пути автора. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.