Китай создал стратегическую линию обороны в Южно-Китайском море

В эти дни внимание всего мира приковано к Украине. Однако в мире есть еще один потенциально опасный регион, который до начала специальной операции очень часто упоминался наряду с Украиной. Это Тайвань. Китай заявляет, что остров неотъемлемая часть КНР. Удивительно, но несколько дней назад, в самый разгар российской специальной операции на Украине, Тайбей посетила представительная американская делегация.

Удивительно в этом визите то, что он построен по кальке работы США с Президентом Украины Зеленским. То есть, складывается впечатление, на глазах у всех ведется подготовка к вооруженному конфликту. В этой серии статей мы расскажем о предыстории вопроса, о возможностях армии КНР и о реакции населения Тайваня на визит американцев.

Эта история началась в далеком октябре 1911 года, когда произошло Учанское восстание. После него в Китае произошла целая цепочка восстаний и просто бунтов, результатом которых стало отречение 12 февраля 1912 года шестилетнего императора династии Цин от власти. Так закончилась 2000-летняя эпоха правления китайских императоров. Революция была националистической, главной силой которой была партия Гоминьдан. Забегая вперед, скажем, что эту дату одинаково почитают как в КНР, так и в Китайской республике на Тайване. Генерал Чан Кайши возглавил Гоминьдан в 1925 году, после смерти Сунь Ятсена.

Коммунистическая партия Китая была основана в 1921 году. Первоначально обе партии тесно сотрудничали с Советским Союзом. Достаточно сказать, что сыновья Чан Кайши и Мао Цзэдуна учились в Москве. Когда в 30-е годы ХХ века СССР оказывал военно-техническую помощь Китаю, посылая летчиков, самолеты и оружие, в страну, это делалось в рамках сотрудничества с Гоминьданом. С Коммунистической партией Китая (КПК) тоже были тесные отношения. Правда, между собой националистический Гоминьдан и КПК не ладили. О некоторых эпизодах того сложного времени смотри статьи «Загадка атаки над рекой Янцзы» и «Обида великого кормчего».

После разгрома и капитуляции императорской Японии, в Китае началась гражданская война (1946–1949 годы) между Гоминьданом и коммунистами. Коммунисты взяли верх, и сторонники побежденной партии укрылись на острове Тайвань, основав на нём Китайскую республику. Что интересно, весь мир очень долго не признавал итоги этой гражданской войны, и, когда была основана ООН, в неё от Китая вошла Китайская республика на Тайване. Только в 1971 году КНР стала полноправным членом ООН, а Китайская республика на Тайване покинула организации. С этого времени официальные китайские власти утверждают, что Тайвань – неотъемлемая часть Китая, и идут на очень жесткую конфронтацию со всеми странами, которые захотят признать и установить дипломатические отношения с Тайбеем. Но поскольку китайская республика на Тайване – высокоразвитая страна – в частности, сегодня на острове производятся чипы для электроники, которые необходимо продавать, то был выработан «лукавый» компромисс. Китай очень жестко реагирует на установление любых связей с Китайской республикой, но при этом терпимо относится к открытию в любых странах представительств Тайбея. Бизнес, ничего личного…

До 60-х годов ХХ века Южно-Китайское море было интересно только рыбакам государств, берега которых это море омывает. Но потом ситуация изменилась. Через Южно-Китайское море стал проходить такой трафик торговых судов, что регион вошёл в пятерку морей с самым напряженным судоходством. Практически все суда из Юго-Восточной Азии, идущие в Европу, проходят Южно-Китайским морем. Для глобальных игроков стало важным контролировать этот судоходный путь. По данным геологов, на дне моря есть большие запасы нефти и газа. И, наконец, это море является передовым рубежом обороны для материкового Китая. Все это определило ожесточенную борьбу за атоллы и маленькие острова между Китаем, Вьетнамом, Филиппинами, Малайзией, Брунеем и Китайской республикой на Тайване. Естественно, США также вклинились в этот процесс, и объявили море зоной своих жизненно-важных интересов. Смотри статьи «Острова раздора. Захват», «Острова раздора. XXI век» и «Камрань – возможные перспективы».

В середине 2021 года, Геологическая служба Министерства земельных и природных ресурсов Китая сообщило, что был проведен успешный эксперимент по добыче газа с месторождений на дне Южно-Китайского моря. Добыто более 120 000 кубометра газа с содержанием метана до 99%. Можно оспаривать мнение китайских экспертов, но они заявляют о наличии под дном моря минимум 58 триллионов кубометров газа. Такие запасы покрывают потребности Китая на ближайшие 189 лет. Можно было бы поздравить китайских геологов, но есть одно НО. Бурение и добыча газа проводилась в 300 километрах от Гонконга, в спорных водах, на которые кроме КНР претендует и Филиппины с Тайванем.

Немного забегая вперед, скажем, что менее мощные страны, чем Китай, отстаивают свои интересы в Южно-Китайском море иногда удивительными методами. Так, ВМФ Филиппин, чтобы «застолбить» участок моря, затопили на отмели большой танкодесантный корабль времен Второй мировой войны типа LST BRP «Sierra Madre». Он ещё принимал участие во Второй мировой войне против императорской Японии на Тихом океане, служил в составе ВМФ Южного Вьетнама, а после эвакуации Сайгона был передан ВМФ Филиппин. Получилось и дешево, и сердито. Водоизмещение LST около 1 600 тонн и длина около 100 метров. На нем находятся несколько спаренных артиллерийских орудий калибром 40-мм и экипаж. Получился неплохой форт, который для Филиппин обошелся практически даром. Правда, китайский флот иногда препятствует подвозу продовольствия и воды, но это нюансы Большой геополитической игры.

Для Китая важность контроля над Южно-Китайским морем определяется не только трафиком морских судов и потенциальной добычей газа. В современных геополитических реалиях море стало и передовым рубежом обороны, прикрывающим материковый Китай. В статьях, о которых упоминалось выше, о процессе милитаризации моря написано более подробно. Здесь коротко скажем, что стратегия китайских вооруженных сил заключается в следующим. В море есть много маленьких островов и атоллов. Самое большое их количество находится в архипелаге Спратли. Китай производит обширные насыпные и берегоукрепительные работы, в результате которых площадь островов многократно увеличивается. На этих насыпных островах располагаются аэродромы, средства ПВО, ударные ракетные комплексы и мощные радиолокационные станции. То есть, эти увеличенные острова становятся частью интегрированной системы обороны КНР, вынесенные в море.

Китайцы, как восточный народ, часто используют замысловатые выражения. В своих притязаниях на Южно-Китайское море, используется морская карта, на которой изображена линия, состоящая из девяти частей – штрихов. Эта линия девяти штрихов спускается от Китая, огибает Филиппины и доходит почти до Индонезии. После этого линия огибает Малайзию и Вьетнам и возвращается в Китай. Претензии Китая огромны – страна хочет иметь суверенитет над 90% спорных вод Южно-Китайского моря. Для справки – оспариваемая Китаем акватория находится на расстоянии 1 243 мили – около 2 300 км от побережья Китая.

Естественно, все остальные страны с такой постановкой вопроса не согласны. Вьетнам осуществляет контроль над 28 островами архипелага Спратли. Это вторая позиция после КНР по количеству контролируемых островов и атоллов в Южно-Китайском море. Но вьетнамцы делают ставки на небольшие форты и искусственные площадки, а Китай превращает маленькие острова в полноценную военную базу.

Обстановка в регионе много лет остается напряженной.

Продолжение следует


Автор: Ирина Ермольева

Ирина Ермольева - самый молодой сотрудник STC TV, однако в нашу профессию она попала не случайно. И пусть она только еще заканчивает свой первый ВУЗ, мы видим, что ее ждет яркое будущее и профессиональный успех. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.