Обвал рубля, цены на продукты, дефицит лекарств и прочие ожидания

Лавина санкций и последовавшие за ними заявления крупных западных корпораций об уходе с российского рынка спровоцировали рост цен. Ключевым фактором, повлиявшим на рост цен на прошлой неделе, стали не столько санкции, сколько падение курса рубля. Пока что всем управляет паника, которая скоро пройдёт, уверяют аналитики. Тем не менее дефицита некоторых товаров и подорожания импорта всё же избежать не удастся.

Самые серьёзные опасения вызывают лекарства. Проблема в том, что дела на отечественном фармрынке шли, мягко говоря, не блестяще. Политика регуляторов привела к тому, что западные производители уходили из России, отчего каждый год из аптек исчезали десятки импортных препаратов.

На прошлой неделе в Минпромторге заверили, что беспокоиться не о чем, поскольку недружественные меры западных стран фармацевтической отрасли не коснутся. Впрочем, такой оптимизм разделяют далеко не все. «Замораживание банковских переводов действительно может повлиять на экспорт медицинских изделий из ЕС в Россию. Посмотрим, как будет развиваться ситуация», – цитирует агентство Reuters представителя компании MedTech Europe.

О росте цен уже предупредили представители аптечных сетей. В Ассоциации независимых аптек отмечают, что уже сейчас оптовики подняли закупочные цены от 1,5 до 25%. Учитывая, что доля импорта на российском фармацевтическом рынке составляет более 50%, можно предположить, что и российские производители едва ли захотят отставать от зарубежных коллег. «Изменения курса валют влияют на стоимость препаратов, так как субстанции и другие составляющие для производства закупают за рубежом. С падением рубля стоимость препаратов заметно выросла, особенно импортных», – констатируют в Ассоциации независимых аптек.

Немаловажную роль в ценообразовании играет и устройство российского фармрынка. Сегодня государство регулирует цены на 800 лекарств, входящих в перечень ЖНВЛП (жизненно необходимые и важнейшие лекарственные препараты). Повышать цены на эти препараты производители могут только один раз в год не выше официального уровня инфляции. В стоимостном выражении на перечень ЖНВЛП приходится до 50% аптечного ассортимента. Это означает, что продавать лекарства из списка ЖНВЛП в нынешней экономической реальности становится невыгодно. Потому, останутся ли импортные лекарства на нашем рынке, во многом будет зависеть от дальнейшего решения властей.

Рекордные падения курса рубля отразились и на автомобильном рынке – многие дилеры даже не стали повышать цены, а просто остановили продажи. «По состоянию на 28 февраля количество машин, снятых с продажи, увеличилось на 53% по сравнению с данными предыдущей недели, – заявил пресс-секретарь отраслевого портала Дром Мария Погребец. – При этом часть брендов – BMW, General Motors, Volvo и Volkswagen – заявили о приостановке поставок автомобилей в Россию». Также, по сообщению японских СМИ, остановить экспорт в Россию решили автоконцерны Honda и Mazda. Одновременно о приостановке работы объявили «Соллерс Форд», АвтоВАЗ (на 68% принадлежит Renault Group), а также российский завод Hyundai.

Официальной причиной приостановки производств автоконцерны называют перебои в поставках комплектующих, падение курса руб­ля, а также разрыв цепочек поставки.

В результате уже сейчас дилеры подняли цены на 20–30%. Пока непонятно, вернутся ли зарубежные производители на наш рынок. Эксперты сходятся в одном – теперь в Россию однозначно хлынут китайские производители, которые в отсутствие конкуренции смогут доминировать.

Относительное спокойствие наблюдалось разве что на рынке продуктового ретейла. На прошлой неделе торговые сети «Ашан», «Атак», «Окей» и «Магнит» заявили о том, что они добровольно ограничат наценки на социально значимые товары на уровне 5%. Речь идёт о молочной продукции, хлебобулочных изделиях, сахаре и овощах из «борщевого набора».

Рынок продовольствия, пожалуй, наименее зависим от импорта. Однако это не означает, что поставок из-за рубежа нет вовсе. Так, если свининой и курицей Россия обеспечивает себя сама, то говядину нам частично приходится импортировать. А это значит, что курс рубля неизбежно окажет своё влияние.

Больше половины фруктового сегмента также зависит от импорта. И хотя основные страны-поставщики, вроде тех же Турции и Ирана, не вводили санкции, избежать давления курсов валют вряд ли удастся.

Напомним, что, как и в случае с лекарствами, цены на продукты росли ещё задолго до начала полномасштабного кризиса. Причём рекордный рост показывали как раз товары, производящиеся внутри страны: дорожали сахар, подсолнечное масло, гречка. Так что рассчитывать на то, что в период глобальной турбулентности производители вдруг решат умерить свои аппетиты, отказавшись от заработков, похоже, не приходится.

Это уже доказали продавцы алкоголя. Формально никаких предпосылок для роста цен на импортный алкоголь сегодня нет. По оценкам аналитиков, в настоящее время у оптовиков должны были остаться неплохие запасы импортного спиртного, поскольку в предыдущие годы импорт продолжал расти. Это, впрочем, не означает, что на волне всеобщей паники продавцы не решат поднять цены. «После шума и проверок оказалось, что оснований для новых ценников – ноль, – написал в своём телеграм-канале депутат Госдумы Ярослав Нилов. – Только продавцы успели изрядно заработать на панике и искусственном спросе. Убеждён: цинизм и подогретый искусственно дефицит в такое время совершенно недопустимы».

Панические настроения наблюдаются и на рынке электроники и бытовой техники. Модели iPhone в новой линейке подорожали на 50–70 тыс. рублей. Однако самым громким получился скандал вокруг роста цен в торговой сети DNS. Всё началось с того, что совладелец компании миллиардер Дмитрий Алексеев написал в соцсетях: «Возник ажиотажный спрос. Продажи выросли почти в 2 раза. Да, это сказалось и на ценах. Сейчас рост составил до 30%».

Впоследствии г-н Алексеев написал в Telegram, что его, дескать, не совсем правильно поняли – повысились не все цены. Но было уже поздно. Какую выручку DNS сделал на этом ажиотаже, можно только догадываться.

Впрочем, переписыванием ценников заняты сейчас многие магазины. «Консультант сказал, что из трёх микроволновок, которые я отметила, у двух цена актуальна, а у третьей – на 3 тыс. дороже. То есть на ценнике стоит 5 тыс., а в реальности – 8. Увидела по акции кастрюлю за 800 рублей. Решила, хоть её куплю. На кассе выяснилось, что она стоит 1100 рублей. Стали пробивать – уже 1300», – поделилась своей историей одна из покупательниц.


Автор: Владимир Ковригин

Владимир Ковригин - администратор и вебмастер сайта STC. Если у нас что-то не работает, то виноват он. Но объективно, для всей редакции STC загадка: как он может сочетать знания в с технических и общественных областях? Именно это делает его произведения уникальными и узнаваемыми. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.