Закрытие всех пиццерий сети «Додо» в Ярославле, как зеркало российского франчайзинга

Очередное заседание Арбитражного суда Москвы по иску компании ООО «Ямми До» к ООО «Додо Франчайзинг» по поводу закрытия пиццерий сети «Додо», находящихся под управлением истца, назначено на 17 марта 2022 года. Корреспондент «Версии» попытался разобраться, в чем суть конфликта и понять позиции сторон. Попутно редакции открылся ряд интересных моментов, связанных с подчинённым положением российских франчайзи по отношению к франчайзеру, о которых мы коротко напишем.

Международная сеть пиццерий, имеющая корни в российском Сыктывкаре и представленная уже в 15 странах, названа по имени птицы Додо из сказки «Алиса в Стране чудес». Додо, за которым скрывался образ автора Льюиса Кэролла, устроил для персонажей книги соревнование «Бег по кругу», которое имело цель, но не имело правил, а победителями оказались все.

У сети пиццерий «Додо» правила, конечно же, есть. И, поскольку в сети «Додо» франчайзинговый договор заключается без указания срока, а значит бессрочно, то на протяжении всего своего существования франчайзи должен быть готов соблюдать установленные правила. За это, а так же за определенный взнос на старте, называемый паушальным, и за определенный ежемесячный платеж, называемый роялти, управляющая компания Dodo Brands позволяет своим партнерам «использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)», как написано в законе.

Собственник ярославских точек «Додо», закрытых управляющей компанией (вернее, отключенных от договора концессии (ДКК) и от сервиса Dodo IS с 1 ноября 2021 года) Евгений Ткачев считает, что цель УК Dodo Brands в данном случае – добиться того, чтобы франчайзи продал свою сеть пиццерий «Додо Пицца» в Ярославле по заниженной цене, для чего используется административный ресурс. С его слов, УК начала попытки расторгнуть договор в одностороннем порядке в 2019 году. Когда это всё-таки случилось, компания Ткачёва пошла в суды.

Основатель сети пиццерий «Додо Пицца» Федор Овчинников назвал причиной расторжения договора систематические и существенные нарушения со стороны франчайзи внутренних стандартов бренда, а также норм действующего законодательства: перемаркировку продукции и использование «просрочки». Это якобы стало причиной низких рейтингов ярославских пиццерий «Додо»и серьезным риском для бренда. 

30 сентября и 18 октября 2021 года Евгений Ткачев от лица компании ООО «Ямми До», заключившей договор концессии, подал в Арбитражный суд города Москвы два иска, имеющие целью отменить решение ООО «Додо Франчайзинг» о расторжении ДКК в одностороннем порядке. 1 ноября 2021 года все 4 пиццерии «Додо-пицца» в Ярославле были отключены от корпоративного программного обеспечения, что означало конец действия ДКК.

Накануне была еще попытка медиативного примирения, но, как позже рассказывал Фёдор Овчинников, последней каплей стал телефонный звонок, якобы полученный операционным директором Dodo Brands Андреем Петелиным от неизвестного человека, который объявил, что если УК не даст франчайзи из Ярославля продать пиццерии по его оценке, франчайзора ждут «налоговые проверки» и «депутатские запросы». «Через 15 минут мы приняли решение привести в силу действие нашего уведомления о расторжении договора», – подытожил Овчинников.

И хотя 16 ноября 2021 года основатель «Додо пиццы» Фёдор Овчинников и франчайзи Евгений Ткачёв согласились встретиться на YouTube-канале «Ассенизатор» бизнесмена и владельца фудкорта с концертным залом «Подсолнухи Art & Food» Андрея Ковалева, примирения уже не получилось.

Возникло впечатление, что Фёдор Овчинников бравирует своим положением, и в какой-то момент явно ощущалось, что он мстит за обиду. Хотя формально всё было в рамках закона, иногда казалось, что поступки и суждения основателя «Додо» лишены хладнокровности и взвешенности, что выражалось, в частности, в неоднократном утверждении заранее принятого решения, а также в подчеркивании таких привилегий компании, как право выбирать франчайзи по своим критериям и право контролировать действия партнера (в части проведения проверок) с любой частотой, не подчиняясь никаким регламентам. К концу встречи могло сложиться ощущение, что Ткачёв заключил с Овчинниковым кабальный договор и за это расплачивается.

Позиция Евгения Ткачёва казалась более понятной. В частности, он сказал журналистам: «Я борюсь за право продать бизнес по рыночной цене. К сожалению, управляющая компания прикрывается лозунгами и принципами. Но что такое принципы? Есть здравая логика, есть жизнь, бизнес. В условиях пандемии устраивать такие разборки с партнерами, которые тебе приносят деньги, которые тебя же сделали сетью № 1 в России, нерационально».

То, что основной прорыв в бизнесе Федор Овчинников совершил благодаря франчайзи, которые в него поверили, подчеркнул и основатель сети «Теремок» Михаил Гончаров. Именно поэтому сложившаяся в России практика подчиненного положения франчайзи относительно обладателя бренда требует пересмотра.

Руководитель Центра развития франшиз и нематериальных активов Московского регионального отделения «Деловой России» Галина Радаева в интервью Horeca.Estate отметила: «В мировой практике, помимо договора коммерческой концессии, существуют окологосударственные структуры. Они фиксируют данные по работе франшизы: от финансовых показателей до фактов работы с франчайзи, всего около 20 показателей». В России же отношения между франчайзи и управляющей компанией регулируются только договором коммерческой концессии, что всегда даёт франчайзеру возможность составить договор в свою пользу, а это неправильно, так как изначально ставит стороны в неравные условия, поэтому назрели изменения в законодательство».

Галина Радаева рассказала, что соответствующий законопроект подготовлен, и его основные пункты такие:

— вынести в правовое поле само определение франчайзинга и еще ряд существующих на рынке и относящихся к нему понятий;

— установить перечень объемов (по возможности, равных) прав и обязанностей как для франчайзера, так и франчайзи, что станет хорошей гарантией для партнерских долгосрочных отношений; 

— обязать стороны прописывать в договоре пункт о медиации – обязательной попытке досудебного урегулирования конфликта с привлечением профессионального медиатора;

— определить частоту проверок со стороны франчайзера;

— определить условия для выхода из бизнеса франчайзера или франчайзи;

— определить информацию о франшизе, подлежащую раскрытию в открытом доступе: количество франчайзи, финансовые показатели точек и т.п.

Будем надеяться, что в скором времени такие изменения в законодательство вступят в силу.

Здесь мы прервёмся, чтобы продолжить мысль во второй части нашего рассказа. Исходная позиция понятна. Далее мы выскажем своё мнение о действиях франчайзи, а также расскажем, какие нюансы в позиции, занимаемой именно Павлом Овчинниковым заставляют нас усомниться в справедливости, а, соответственно, и правильности его действий.


Автор: Ирина Ермольева

Ирина Ермольева - самый молодой сотрудник STC TV, однако в нашу профессию она попала не случайно. И пусть она только еще заканчивает свой первый ВУЗ, мы видим, что ее ждет яркое будущее и профессиональный успех. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.