Действия прокурора и СК помогают самолётным дебоширам избежать уголовной ответственности

Ставшая жертвой преступления Анна Козловская из Санкт-Петербурга с 2018 года не может дождаться суда над преступниками. При этом некоторые действия правоохранителей, причастных к расследованию, вызывают, мягко говоря, недопонимание. Частично это выразилось в вопросах вышестоящим органам. Имеются подозрения и в присутствии коррупционной составляющей, благодаря которой обвиняемые могут избежать справедливого и заслуженного наказания.

Основное, что мы хотели бы донести до читателей этой статьи – весьма оригинальный подход к расследованию со стороны уполномоченных лиц. Создается впечатление, что их целью изначально было снять с подозреваемых все обвинения или максимально смягчить их наказание, при всей очевидности состава преступления. Полагаем, что сможем наглядно это показать, рассказав, о каком преступлении идет речь, и как шаг за шагом проводилось его расследование.

30 марта 2018 года, во время авиаперелёта из Дубая в Санкт-Петербург, употребившие изрядное количество спиртного Виталий Кувшинов и Сергей Филонович совершали хулиганские действия на борту воздушного судна и угрожали одной из пассажирок убийством и физической расправой.

Записи допросов не отражают всей остроты событий, имея основной целью выяснить его хронологию и детали. Пробежимся по основным моментам протокола, описывающим происходящее в самолёте:

Виталий Кувшинов и Сергей Филонович возвращались домой после совместно проведенного отдыха. Видимо, решив напоследок ещё раз расслабиться, они разместились в хвосте самолета, отсадив жён и детей в средний отсек, отгороженный от хвостового перегородкой. Друзья употребляли спиртное, неоднократно обращаясь к стюардессам за добавкой. Постепенно охмелев, они начали громко разговаривать и ходить по салону, мешая пассажирам отдыхать. Кто-то даже обращался к стюардессам с просьбой прекратить приносить пьяным людям очередные порции алкоголя, но политика авиакомпании Emirates была на стороне выпивающих и заключалась в том, что, если пассажир просит добавки, ему нельзя отказать. Представительство авиакомпании Emirates на запрос защиты позже сообщит, что претензий к хулиганам не имеет, в черный список их, судя по всему, так и не внесло. И это несмотря на то, что экипаж самолета при обострении конфликта принял меры к пресечению хулиганских действий, сообщил о них диспетчеру аэропорта Пулково.

Через проход от выпивающих, на месте 50G, из Брунея, с промежуточной посадкой в Дубае (ОАЭ), с форума APEC, где она выступала спикером от России, возвращалась в Санкт-Петербург основатель социального образовательного проекта и Клуба выпускников Бизнес-школы СКОЛКОВО в Санкт-Петербурге, Анна Козловская. Уже изрядно выпившим Кувшинову и Филоновичу захотелось с ней познакомиться. Далее по записям следователей.

Выдержки из материалов дела, в порядке хронологии выглядят примерно так:

«будучи в состоянии алкогольного опьянения…»,

«используя малозначительный повод, выразившийся в отказе ранее не знакомой им Козловской А.В. отвечать на их вопросы…»,

«реализуя преступный умысел, направленный на грубое нарушение общественного порядка, осознавая нахождение рядом граждан (пассажиров данного воздушного судна)»,

«действуя группой лиц…»,

«громко и вызывающе потребовал от пассажира Козловской А.В., которая находилась на посадочном месте 50G, общения с ним»,

«попытался нанести её один удар кулаком правой руки в область головы, но промахнулся»,

«опасаясь избиения, оттолкнула Кувшинова…»,

«…продолжая свои преступные действия, в ходе сложившейся между Кувшиновым В.В, Филоновичем С.К. и Козловской А.В. конфликтной ситуации, имея умысел на запугивание последней, стали громко высказывать в адрес Козловской угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью, которые сопровождались агрессивным и эмоциональным состоянием Кувшинова В.В. и Филоновича С.К.»,

«Кувшинов В.В. неоднократно предпринимал попытки встать со своего посадочного места с целью очередного применения физической силы в адрес Козловской А.В., но не смог этого сделать ввиду того, что ему помешал бортпроводник».

Вряд ли приведенные записи в полной мере могут передать накал страстей, бушующих в тот день на борту самолета авиакомпании Emirates Airline, рейс № ЕК175. Представьте испуганных женщин и детей – пассажиров воздушного судна. Бортпроводник удерживает бизнесмена Кувшинова, матерно ругающего молодую женщину, которая огорчила его отказом познакомиться. Филонович и Кувшинов выкрикивают, невзирая на детей, женщин и всех присутствующих, угрозы убийством и физической расправой, в самых изощренных формах. Кувшинов не просто порывается встать с кресла, он хочет сделать это, с целью наброситься с кулаками на «обидевшую» его пассажирку, при этом обещая испуганной пассажирке «облить кислотой».

Острая стадия конфликта, по показаниям большинства свидетелей длилась около 40 минут, держа в напряжении всех. Всё-таки борт самолёта, тем более, во время снижения и захода на посадку. После приземления Анна Козловская сообщила об инциденте по телефону 112. Кувшинова и Филоновча доставили в отдел полиции и опросили.

В присутствии полиции подвыпившие бизнесмены, не стесняясь, повторяли прежние угрозы. Впрочем, потом они от всех слов и поступков отказались, настаивая на том, что не было не только нецензурной брани, но и алкогольного опьянения. Мы, изучив материалы дела, склонны к той позиции, что и маты, и алкоголь присутствовали.

А что же молодые люди, будущие фигуранты уголовных дел? Казалось бы, результат ожидаем: пьяные проспятся, будут сокрушаться о содеянном, в то время как правосудие будет их неумолимо настигать. Если бы так случилось – у нас не было бы необходимости писать эту статью.

Весь ход расследования намекает на то, что, если не судьба, то некий тайный вершитель судеб, помогает обвиняемым по этому делу. Иначе сложно объяснить очевидные проволочки следствия и две отмены розыска Кувшинова и Филоновича по сомнительным, вызывающим недоверие основаниям. По совокупности, ряд действий, совершенных следствием, позволил предположить не только сознательный увод дела к границе его развала, но и коррупционную составляющую.

16 апреля 2018 года начальником группы дознания ЛО МВД России в аэропорту Пулково Новиковой Е.И. в отношении Кувшинова В.В. и Филоновича С.К. возбуждены уголовные дела по ч.1 ст.119, п. «в» ч.1 ст.213 УК РФ. Хулиганство, совершенное группой лиц на борту воздушного судна и Угроза жизни и Угроза нанесения тяжкого вреда здоровью, высказанные так, что им поверили.

В конце апреля 2018 года к мужу Анны Козловской обратился знакомый, некий Евгений, который посоветовал не связываться с Кувшиновым и Филоновичем и «забрать заявление», аргументируя это их высокопоставленными связями в Москве. Позже Евгений такие показания опроверг, мол, его неправильно поняли, оговорили. Но, что интересно, предлагался именно односторонний отказ от уголовного преследования – не попытка договориться о компенсации или принести свои извинения пострадавшей стороне. Козловская отказалась от такого варианта заключения «мирового соглашения» и сообщила о факте давления в полицию. В суд упомянутый гражданин не явился. По какой-то причине у него не возникло желания публично в ходе судебного разбирательства дать пояснения по поводу своих действий.

Не исключено, что с самого начала кто-то покровительствовал Филоновичу и Кувшинову, потому что действовать обвиняемые и следственные органы стали как бы по единому сценарию, реализуя хорошо продуманную системную стратегию, где прокуратура и следствие шаг за шагом могли уводить лиц, совершивших преступление, от возмездия. Во всей сложившейся ситуации только дознаватель пыталась направить дело в суд, но ей, видимо, не дали. Так Филонович и Кувшинов стали под различными предлогами затягивать расследование и уклоняться от участия в следственных действиях, и в конечном итоге исчезли из поля зрения дознавателя. Казалось, их целью стало любыми путями тянуть время. Вполне логично, что 18 августа 2018 года они были объявлены в розыск.

Однако решение о розыске уже через четыре дня, 22 августа 2018 года, было отменено заместителем Санкт-Петербургского транспортного прокурора Русланом Семенихиным (важной фигурой в этом деле), на том основании, что дознавателем, якобы, не были приняты исчерпывающие меры по установлению местонахождения подозреваемых и факт их умышленного уклонения от участия в расследовании установлен не был.

Аргументация Семенихина выглядит достаточно странно. Маловероятно, что дознаватель капитан полиции Новикова Е.И. не предпринимала никаких мер по установлению местонахождения обвиняемых. В ОВД достаточно жестко контролируются сроки расследования, за волокиту по простому делу о хулиганстве в течение нескольких месяцев грозит серьезное дисциплинарное взыскание. Кроме того, по закону (п. 2 ч. 1 ст. 208, ст. 210 УПК РФ) розыск может быть объявлен, если обвиняемый скрылся или место его нахождения не установлено по иным причинам. В отдел дознания подозреваемые не являлись, место их нахождения было неизвестно как в момент объявления розыска, так и в течение более чем двух месяцев после.

Почему же Заместитель транспортного прокурора Семенихин отменил решение? Если он искренне считал, что данных при вынесении постановления было не достаточно, почему не дал указания о проведении дополнительных процессуальных действий? Он продлевал срок дознания, видел, что обвиняемых несколько месяцев нет, и не принимал каких либо мер, чтобы изменить ситуацию. А срок дознания тем временем сгорал (приостановить расследование без объявления розыска дознаватель не могла и, в то же время, была лишена возможности активно организовать поиск подозреваемых без объявления розыска).

Дальше было еще интереснее. События развивались примерно так: 29 октября 2018 года заместителем Санкт-Петербургского транспортного прокурора Русланом Семенихиным дело было изъято и передано в Ленинградский следственный отдел на транспорте Северо-Западного СУ на транспорте СК РФ. Устно Анне Козловской начальник Ленградского следственного отдела на транспорте СК Александр Кайтанджян, разъяснил, что решение может быть обусловлено заявлениями подозреваемых о наличии у неё связей в ОВД. Были даже проведены соответствующие проверки с участием оперативных сотрудников собственной безопасности, которые результатов не дали. Получается, Семенихина не смутило, что решение об изъятии дела основывалось только на домыслах и предположениях подозреваемых, которые, кстати, не являлись по повесткам, но это работников прокуратуры, похоже, не так сильно заботило.

Когда адвокат потерпевшей решил обжаловать постановление об отмене розыска, в декабре 2018 года, подозреваемые, всё же, явились для производства следственных действий (заметим, в аккурат, после передачи дела другому следователю). Это сделало обжалование бессмысленным.

Появление Кувшинова и Филоновича не слишком изменило скорость расследования. Новый следователь, по непонятным мотивам (ведь обстоятельства и состав преступления были ясны) в первую очередь захотела проверить Анну на полиграфе. Следователя, судя по всему, не смутило, что на фоне прохождения потерпевшей курса лечения по поводу посттравматического синдрома, причиной которого послужили события в самолете, экспертиза на полиграфе невозможна. После ее заявления о том, что записи и перечень вопросов будут отправлены на независимую экспертизу в Москву, от идеи сразу отказались.

Лишь после публикации в прессе расследование активизировалось: провели очные ставки с подозреваемыми, дополнительно допросили свидетелей. Затем – снова пауза, так как возник вопрос о допросе стюардов авиакомпании «Emirates». И объяснением очередной длительной задержки стало то, что стюарды являются иностранными гражданами и работают на международных рейсах. Якобы, обсуждалось, как поступить. Сразу было очевидно, что имеются два варианта: договориться с авиакомпанией «Emirates» о направлении стюардов на рейс в г. Санкт-Петербург, и направить запрос о правовой помощи в государство их проживания. Но эта дилемма не могла разрешиться более двух месяцев.

В итоге, ни тот, ни другой вариант не были реализованы. Уголовное дело, которое намеревались завершить в феврале-марте 2019, не завершилось и к концу года.

После второй публикации в прессе в апреле 2019 года, выяснилось, что Кувшинова и Филоновича вновь нужно объявлять в розыск, так как они перестали являться по повесткам, направляемым им предварительным следствием, и перестали проживать по указанным ими адресам. 24 апреля 2019 года было вынесено решение об объявлении обвиняемых Филоновича и Кувшинова в розыск, который был поручен ЛО МВД России в аэропорту Пулково.

Очередной сюрприз, вполне укладывающийся в рамки теории о системной стратегии увода преступников от ответственности, преподнёс руководитель Ленинградского следственного отдела Северо-Западного следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ майор юстиции Александр Кайтанджян. 4 июля 2019 года в следственный орган явилась защитник Кувшинова – адвокат Екатерина Зеленина, которая пояснила, что Кувшинов от органов следствия не скрывается, и в назначенные ему дату и время он готов добровольно явиться в орган следствия. В тот же день, не дождавшись реального появления Виталия Кувшинова в органах следствия, взяв за основу лишь заявление, сделанное Зелениной, майор Кайтанджян принимает решение отменить постановление от 24 апреля о розыске:

«Таким образом, учитывая, что в настоящее время местонахождение подозреваемого Кувшинова В.В. установлено, последний обязался являться в следственный орган, имеются достаточные основания отменить постановление следователя по особо важным делам Ленинградского следственного отдела на транспорте Громовой М.В. от 24.04.2019 года о розыске обвиняемого Кувшинова В.В. по уголовному делу № 11801009737000050».

Хотим подчеркнуть, что розыск был не просто прекращен в связи с явкой обвиняемого (пусть даже в лице адвоката), а признан незаконным, будто у следователя в апреле 2019 года не было оснований для принятия такого решения. На следующий день была проведена очная ставка со свидетелем, явку которого организовали молниеносно (розыск то прекращён). Только вдумайтесь: защитник обвиняемого, который несколько месяцев отсутствует, заявляет ходатайство и на следующий день, не дожидаясь, когда объявится Кувшинов, планируется следственное действие с участием свидетеля, которого надо было заблаговременно вызвать.

При этом, опять же, по «счастливому» совпадению, на следующий день, 05 июля 2019 года, когда постановление о розыске было уже отменено, временно исполняющий обязанности начальника полиции Линейного отдела Министерства Внутренних дел в аэропорту Пулково в ответе на обращение Анны Козловской, отрапортовал: «Уважаемая Анна Валерьевна! В ответ на Ваше обращение… сообщаем Вам… 20.05.2019, обвиняемые Филонович С.К. и Кувшинов В.В. объявлены в розыск, проводится комплекс оперативно-розыскных мероприятий, направленных на установление их местонахождения и доставления в Ленинградский следственный отдел на транспорте Северо-Западного следственного управления на транспорте СК РФ для проведения следственных действий».

Не исключаем, что подписант и не подозревал в тот момент о решении, принятом Кайтанджяном (отмене розыска). До потерпевшей же уведомление об отмене розыска, вложенное в уголовное дело, так и не дошло. Явившись для производства одного следственного действия, Кувшинов опять исчез из поля зрения правоохранительных органов. Но только теперь его никто не искал, а срок давности привлечения к уголовной ответственности продолжал течь. Решение о розыске было отменено, а значит, он как будто бы и не скрывался несколько месяцев.

Впоследствии этот трюк позволит защите добиться прекращения уголовного преследования по обвинению в угрозе убийством за истечением сроков давности. Несмотря на то, что потерпевшей впоследствии (в 2021 году) было обжаловано незаконное решение Кайтанджяна, его не отменили. К ответственности за, фактически, организацию истечения срока давности никого не привлекли.

Как уже можно было догадаться, спустя непродолжительное время друзья были объявлены в розыск и в третий раз. На основании очередной жалобы ничего не подозревавшей потерпевшей, которая была крайне удивлена участием в производстве по гражданским делам и, судя по всему, в процедуре банкротства компаний некогда имевших отношение к Сергею Филоновичу (КРК Страхование и др), одного из обвиняемых. «23.10.2019 в отношении Кувшинова В.В. заведено розыскное дело № 1913006122000067». «25.10.2019 в отношении Филоновича С.К. заведено розыскное дело № 1913006122000068».

Только в сентябре 2020 года Виталия Кувшинова задержали и поместили в Следственный изолятор. В процессе розыска пострадавшая сторона неоднократно указывала бездействие следователей и на варианты найти подозреваемых. Какое-то время оба бизнесмена, как ни в чём не бывало, продолжали участвовать в делах своих компаний. Сергей Филонович, к примеру, с большой вероятностью несколько раз представлял интересы своего ООО «КРК-Страхование» (с уставным капиталом 180 млн рублей) в арбитражном суде.

Кувшинов после задержания провел в СИЗО чуть менее двух месяцев: при продлении срока содержания под стражей меру пресечения изменили на домашний арест. Кажется, тут вновь повлияло на выбор меры пресечения решение Кайтанджяна об отмене постановления о розыске. Получилось, розыска до последнего решения как бы и не было, значит, он как бы уклонялся от следствия гораздо меньшее время, чем это было на самом деле. Это позволило Кувшинову избежать заключения под стражу и остаться под домашним арестом. Прокуратура изначально, якобы, тоже возмутилась таким поворотом дел, даже устно сообщалось о намерении обжаловать такое решение. Но, когда потерпевшая подготовила апелляционную жалобу на решение об изменении меры пресечения, прокуратура поддержать его отказалась. Не хочется делать выводы, но они напрашиваются. В 2021 году меру пресечения для Кувшинова вовсе смягчили на запрет определенных действий.

Уголовное дело было направлено в суд в декабре 2020 года. Судебное разбирательство продолжалось весь 2021 год, и по сегодняшний день не завершено. Следствие не смогло организовать явку в суд засекреченных свидетелей. Парадокс в том, что оперативные службы должны наблюдать за такими свидетелями, обеспечивая их безопасность. О какой безопасности может идти речь, если соответствующие органы заявляют, что не знают, где находятся эти люди? Тем не менее, на логичное подозрение потерпевшей в том, что с «пропавшими» засекреченными свидетелями могло что-то произойти, ей отвечают, что не стоит волноваться. Но двое из четырёх таких (очень важных) свидетелей не явились в суд до сих пор. Судебное заседание переносилось более 20 раз, то из-за неявки свидетелей, то по другим основаниям. Примечательно, что один из засекреченных свидетелей сообщал СК, что с ним якобы общались адвокаты обвиняемых Зеленина и Ясман, которые каким-то чудесным образом получили его персональные данные. С учетом этих сведений его отсутствие в суде вызывает еще больше вопросов.

На завершающем этапе судебного следствия произошло еще одно знаменательное событие, дополняющее предположение о предвзятом следствии. Получается, что прокурор отказался от обвинения Кувшинова и Филоновича по ч.2 ст.213 ГК РФ. Вряд ли такое решение можно приписать государственному обвинителю, огласившему такое решение, поскольку он впервые появился в процессе именно в этот момент. Есть вероятность, что стратегия приводилась в жизнь одними руками: отмена решений о розыске, недонесение информации об отмене розыска до пострадавшей, отказ от обвинения в предварительном сговоре и действии группой. Эта незначительная, казалось бы, деталь, создает риск признания действий второго обвиняемого Филоновича, который до сих пор не найден, некриминальными (например, мелким хулиганством). Примечательно, что до этого заседание три раза откладывалось по ходатайству стороны защиты, но новых доказательств ими представлено так и не было, ни один свидетель защиты не явился.

Теперь прокурор настаивает на том, что каждый из 35-летних дебоширов «хулиганил» в меру своей испорченности, не по сговору, не группой (что было бы отягчающим обстоятельством). Можно согласиться, что хулиганство в состоянии алкогольного опьянения совершалось спонтанно. То есть предварительного сговора здесь не было. Но фактически «группа лиц», участвовавшая в дебоше, была, и сформировалась она еще до посадки в самолёт, ведь чуть ранее молодые люди, совместно со своими жёнами и детьми, отдыхали. То есть, это не случайное знакомство. И когда один из друзей вступил в конфликт – второй действовал не спонтанно, а осознанно поддержав его.

Повторимся, в соответствии со ст. 63 УК РФ совершение преступления группой лиц является отягчающим обстоятельством, если этот квалифицирующий признак отсутствует в статье Особенной части Уголовного кодекса РФ (в нашем случае в ст. 213 УК РФ по состоянию на 2018 г.). Но не это здесь главное. За совместные действия отвечают все. То есть, если Филонович действовал вместе с Кувшиновым, поддерживал его действия, хотя и был менее активным, он как соучастник несет ответственность за хулиганские действия в целом. Если же нет группы, то каждый ответит только за себя. Несомненно, что общественная опасность совместных преступных действий всегда выше, чем самостоятельных действий двух не связанных друг с другом хулиганов. Однако прокуратурой их действия оценены именно так. Частичный отказ от обвинения состоялся. Судья, даже установив в ходе судебного разбирательства иное, будет связан позицией прокурора.

По ч.1 ст. 213 УК РФ (с учетом частичного отказа от обвинения) Виталию Кувшинову грозит до 5 лет лишения свободы. Следующее судебное заседание назначено на 10 марта 2022 года.

Особого внимания заслуживает позиция самого обвиняемого. В течение предварительного расследования и судебного заседания Кувшинов не признавал вину, заявлял, что Анна сама на него напала. А на последнем заседании защитник заявила ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с назначением судебного штрафа, что предполагает согласие с обвинением. За этим просматривается не принципиальная позиция, а желание любой ценой избежать приговора. Это желание вполне объяснимо, так как обвинительный приговор может повлечь признание ложными показаний свидетелей, в том числе жён обвиняемых. Возникнут вопросы к защитникам. А если потерпевшая согласится на прекращение дела, об этих проблемах можно забыть.

Анна Козловская надеется на справедливый приговор, в котором участниками преступления будут признаны и Кувшинов, и Филонович: вместе хулиганили, вместе угрожали – вместе отвечать. Исторически сложилось, что человек, являясь социальным существом, просто обязан соблюдать некоторые правила, а взрослый гражданин обязан понимать свою ответственность за совершаемые проступки. Перед законом все равны, и соблюдение его обязательно для каждого. За нарушение закона предусмотрено наказание. А неотвратимость наказания за совершенное правонарушение – один из важнейших принципов организации права. Если вовремя не остановить хулиганство, следующим шагом может стать совершение более тяжкого преступления.


Автор: Егор Балабанов

Егор Балабанов - очень занятой человек. Помимо деятельности на STC он работает в региональном РТР. Мы не так часто видим его статьи на сайте, но от этого его ценность как проницательного и информированного сотрудника не уменьшается. Ссылки на другие его материалы вы можете найти на этой странице.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.