В Лондоне продолжается судебное разбирательство Магдеев против Цветкова

В Коммерческом суде Высокого суда Лондона завершилась дача показаний по второму делу «Магдеев против Цветкова». Речь идёт о многолетнем споре вокруг ювелирного бутика на Кипре, которым совладел бывший помощник главы Татарстана.

Первый судебный процесс закончился осенью прошлого года. Рустэм Магдеев проиграл его без права на апелляцию, а кроме того он должен компенсировать Дмитрию Цветкову расходы на несколько сотен тысяч фунтов. Как и в прошлый раз, рассмотрение нового иска в лондонском суде не обошлось без заявлений, которые можно назвать сенсационными. Речь идёт о предполагаемой причастности к скандалу главы Татарстана Рустама Минниханова, помощником которого долгое время работал Магдеев. Под присягой в Лондоне Рустэм Магдеев, по сути, признался в налоговых преступлениях на территориях Дубая, Кипра и России. Кроме того, в ходе второго судебного разбирательства вскрылись факты, которые позволяют предположить, что другим тайным бенефициаром ювелирного бизнеса на Кипре мог быть бывший глава РУСАДА Рамил Хабриев. Если это правда, то у российских правоохранительных органов может возникнуть немало вопросов к чистоплотности последних.

В общих чертах дело выглядит так: Магдеев потребовал от Цветкова вернуть деньги, якобы предоставленные в виде займа их совместной компании. Претензии есть, а кредитного договора, по-видимому, нет. Истец настаивал, что не оформил сделку на бумаге, поскольку исключительным образом доверял своему партнёру. Английских юристов весьма удивил такой подход к ведению дел, но, тем не менее, суд продолжил слушать показания Рустэма Магдеева. Его рассказ о практиках, которые давным-давно не используются в Европе и вызывают осуждение в России, был поистине увлекательным. Как будто на машине времени мы перенеслись на 30 лет назад, где на обломках прежней жизни привыкали к новой реальности бывшие фарцовщики и кооператоры, а малиновые пиджаки только-только входили в моду.

Рустэм Магдеев признал, что дал взаймы 3,5 млн долларов некому Александру Майорову из Гонконга. Правда, ничего кроме суммы — ни процентную ставку, ни сроки — истец назвать не смог. Он настаивал, что подписал договор с Майоровым, но потом якобы уничтожил документ за ненадобностью. А потом вообще договорился до того, что эти 3,5 миллиона долларов «были очень нужны Майорову», он попросил их дать, и Магдеев, «добрая душа», не смог отказать в такой мелочи. Так и сказал: «Я просто хотел помочь ему». Если бы это было дешёвой комедией о судебных казусах, здесь бы звучал закадровый смех. Магдеев назвал Александра Майорова «партнёром, которому срочно потребовались деньги». На какие цели будут потрачены эти деньги, бывший помощник главы Татарстана, по-видимому, не интересовался.

Читайте:  Директор питерского Большого театра кукол заподозрен в получении 1,2 млн рублей взятки

Вряд ли кто-нибудь удивится, если откровения Рустэма Магдеева в лондонском суде и предположения, на которые наводят его слова, станут предметом интереса российских правоохранительных органов. Продолжение следует.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *