Виталий Орлов и молчание рыбы

Путь «Норебо» к успеху через тюрьмы и откаты. Главный «рыбный олигарх» России Виталий Орлов недавно полностью выкупил 39-й этаж в самом высоком жилом здании Великобритании – башне St. George Wharf за £13 млн (933 млн рублей). Соседями Орлова по St. George Wharf являются курдский нефтяной магнат, египетский крупный производитель снеков, индонезийский банкир, уругвайский тренер, бывший пилот «Формулы-1», а также семья заместителя главы совета директоров «ФосАгро» экс-сенатора Андрея Гурьева.

Рыба ищет, где глубже, а Орлов — где рыба

Он может себе это позволить: агентство Блумберг, которое каждый год пересчитывает миллиардеров, нашло в России еще одного бизнесмена с десятизначным состоянием. Как Виталий Орлов заработал свой первый миллиард, рассказывается в расследовании.

– Очень таинственная фигура. Даже среди рыбаков нашего города, которые знают друг о друге всё – кто сколько и какой рыбы ловил, кто на ком женат, кто с кем и как ходил в море, – об Орлове молчок, – рассказала обозреватель одной из мурманских газет Нина Антонян, которая 20 лет пишет о проблемах рыбной отрасли.

– Я думал, он уже давно в долларовых миллиардерах, а его только сейчас внесли в список? – удивился бывший председатель одного из рыболовецких колхозов Севера, который попросил не упоминать его имени в «этой теме».

Широкая общественность Орлова до сих пор не знала. Но специалисты отрасли уже давно шепотом называли его «морской царь» – холдинг Орлова, по оценкам экспертов, вылавливает 15% всей российской трески, минтая и сельди и является одним из крупнейших добытчиков белой рыбы в мире. Годовая выручка его компаний оценивается в $500–600 млн.
«Тресковый пират»

Виталий Орлов родился в «морской столице» Севера – Мурманске. Профессию выбрал романтичную и для этих мест вполне логичную – поступил в мореходку, на специальность «судовождение».

– Это было давно, он сам не поддерживает отношения с учебным заведением, да и его преподаватели и сокурсники уже разлетелись кто куда, – рассказал начальник судоводительского отделения Мурманского морского рыбопромышленного колледжа Валерий Векличев.

Сам выпускник мореходки Виталий Орлов в 1993 году «разлетелся» в шведскую компанию, которая имела эксклюзивное право на вылов российской рыбы. Поговаривали, что глава фирмы из Швеции был связан с российскими спецслужбами, поэтому к нему было особое отношение. Орлова взяли крепить связи между российскими рыбаками и шведским бизнесом.

Треска и минтай из российских вод прямиком отправлялись на скандинавские прилавки. На работе Орлов познакомился с одним из топ-менеджеров и морским офицером в прошлом – Магнусом Ротом. Сотрудники подружились и решили, что настал момент отправиться в самостоятельное плавание – создать собственную компанию Ocean Trawlers.

–Я слышал, что Магнуса Рота еще в 90-е годы прозвали «тресковый пират» за рискованные и не всегда дружившие с законом операции, – напомнил один из морских экологов, попросивший не ссылаться на него.

–В 90-е был, как сейчас говорят, дикий рынок, но Орлову хватило чутья и упорства выплыть в нужном направлении. Он сделал ставку не только на добычу, но и на развитие флота, – говорит рыбопромышленник Владимир Ляпунов.

Мурманские рыбаки помнят, что Орлов сумел занять выгодную нишу – пригонял подержанные норвежские суда в российские воды. Взамен рыбаки часто сгружали улов компании Орлова. Это и называлось развитием.

К тому времени удачливый рыбак и будущий олигарх уже перебрался на «норвежскую Рублевку» – в живописный старинный городок Дрёбак на фьорде, который считается теплой гаванью Осло. С обжитого европейского места мурманского рыбака согнал международный скандал.

Война с викингами

К 2004 году маленькая Норвегия взбунтовалась против чужаков. Оказалось, что Ocean Trawlers контролирует уже до 80% рынка трески. Норвежские налоговики взялись проверять операции компании, а национальный телеканал показал расследование, в котором обвинил успешных бизнесменов в участии в коррупционных схемах и нелегальном вылове рыбы. Фильм назывался «Хищные рыбаки».

Больше всего досталось третьему собственнику Ocean Trawlers – Александру Тугушеву, который со своей компанией влился в российско-норвежский бизнес. В 2003 году Тугушев стал заместителем руководителя Госкомрыболовства (ныне – Росрыболовство) Евгения Наздратенко, и норвежские журналисты прозрачно намекнули, что Тугушев из своего высокого кресла продолжал покровительствовать компании Орлова и бывшие партнеры по-прежнему работали в одной связке. Одно из доказательств – скан факса, который есть у журналиста Руне Етреберга, о переводе €20 тыс из бухгалтерии Ocean Trawlers на имя мисс Тугушевой в роскошный кипрский отель.

Компании Орлова удалось отбить все обвинения, которые они назвали инсинуациями конкурентов.

Непотопляемый

С начала 2000-х компания Орлова стала холдингом, занимаясь скупкой рыбодобывающих и мореходных компаний на Севере и Дальнем Востоке. Правда, архангельские рыболовецкие колхозы отстояли независимость, подняв шум из-за попыток обанкротить предприятия с целью дальнейшей скупки. Давний друг и партнер Орлова – зам. главы Госкомрыболовства Тугушев – тогда требовал от архангелогородцев продавать всю рыбу конкретно Ocean Trawlers. Письмо с его подписью наделало тогда много шума.

Карьера чиновника завершилась, но по другой причине: Тугушева отправили на 6 лет в колонию за вымогательство взятки при распределении квот на вылов рыбы. Но квоты ужетогда распределялись по «историческому» принципу, и не в силах одного чиновника было это изменить.

Когда «любовь» с Норвегией прошла, компания Орлова переехала в Гонконг и стала работать с крупнейшим китайским переработчиком Pacific Andes. В 2012 году китайцы гордо заявили, что контролируют 60–70% вылова российского минтая.

– Российская рыба попадает на прилавки через Китай, с международной наценкой! – возмущались и рыбаки, и потребители, и, конечно, конкуренты Орлова, среди которых есть очень могущественные игроки – «Гидрострой» члена СовФеда РФ Александра Верховского и «Русская аквакультура» брата подмосковного губернатора Андрея Воробьева — Максима Воробьева и зятя Геннадия Тимченко Глеба Франка.

Директор Мурманского рыбкомбината Михаил Зуб говорил, что большая часть рыбы «уплывает» в Гонконг и Китай. Правда, сейчас его пыл остыл: на просьбу прокомментировать эту тему ответил отказом.

В 2016 году Орлов открыл перерабатывающую фабрику в Мурманске. На мероприятие приехал глава Росрыболовства Илья Шестаков, сын спарринг-партнера Владимира Путина Василия Шестакова.

Рыбак рыбака

К 2017 году Виталий Орлов стал полным владельцем холдинга, сменившего название на новое – «Норебо». Но если Магнус Рот достаточно тихо передал свои акции Орлову (сумма сделки не разглашается), то разбирательства с другим компаньоном напоминают остросюжетный триллер.

Когда Тугушев вышел из колонии, он вернулся в компанию на должность вице-президента – дорога на чиновничью службу была для него закрыта. Еще раньше, при переходе на службу в Госкомрыболовство, Тугушев написал отказ от своей доли в компании. Отсидев, он стал уверять, что отказ был чисто формальным, но устные договоренности к делу не пришьешь. Дальнейшие события легли в основу уголовного дела по вымогательству у Орлова 5 млрд рублей (так Тугушев оценил свою долю).

«У тебя времени до вечера… Не решишь вопрос по-нормальному, я тебе и твоей семье ноги вырву, – якобы говорил нанятый Тугушевым «переговорщик», чеченец Усман Джамалдаев. – Если ты акции не перепишешь, то голову потеряешь…»

От предложенных отступных в $60 млн Тугушев отказался – в итоге получил уголовное дело и новый срок. Так закончился передел самого успешного рыболовного холдинга: один из компаньонов пошел на дно, второй уверенно выдержал курс на список миллиардеров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *